Актриса Русского театра о своей сказочной роли: танцы, песни и поцелуи репетировали полтора месяца

 (4)
Актриса Русского театра о своей сказочной роли: танцы, песни и поцелуи репетировали полтора месяца
Еленa Вильт/ архив Русского театра

В открывшем очередной сезон спектакле Русского театра “Голый король”, сказке Евгения Шварца по мотивам Ганса Христиана Андерсена, актриса Мария Павлова сыграла Принцессу, послушную и непослушную одновременно, что, впрочем, всегда и отличает дочку любого короля. О ней, о Принцессе, то есть, из спектакля, уже успевшего завоевать сердца зрителей, у нас и пойдет сегодня речь в очередном выпуске проекта “Роль”.

Маша, в труппу Русского театра вы, как говаривали прежде, поступили в середине прошлого сезона. Уже успели освоиться на новом месте или все еще чувствуете себя новенькой?

Я почти сразу не стала чувствовать себя новенькой. Конечно, понимаю, что еще только начинаю, что мало опыта, но меня очень хорошо приняли, потому не думаю, что надо куда-то бежать и что-то менять. Я приехала в Таллинн с желанием учиться, играть, и, похоже, это сбывается.

Ну что же, тогда самое время поговорить о вашей Принцессе. У Андерсена “Принцесса на горошине” начинается так: “Жил-был принц, и захотелось ему жениться на принцессе, но только на самой настоящей принцессе…” Маша, самая настоящая принцесса, это какая?

Читайте также:

Самая настоящая? Не знаю, как бы это сказать… В общем, в ней не только течет истинно королевская кровь, но и есть еще какая-то особая принцессность что ли, а это и своеволие, и нежность, и непредсказуемость…

Насчет непредсказуемости эта вы, по-моему, в самую точку, но вот вашу Принцессу, кажется, отличают еще и непосредственность, и искренность, и желание жить.

Мне кажется, главное в ней — стремление всегда быть собой самой и не упускать ни единой возможности пускаться в приключения. Она, как Алиса из страны чудес: о-па — и провалилась вдруг в какую-то нору, и сама удивилась, и обрадовалась, чуть ли не в ладони от радости захлопала. Жить для Принцессы — это впитывать каждую секунду бытия, не отвлекаясь на суету и неважное.

Так уж вышло, что Принцессу разлучили с Христианом, который ей так по душе, и теперь она пытается пообщаться с ним хотя бы во сне. Даже составляет список, о чем необходимо ему сказать. Что бы, Маша, вы добавили в этот список лично от себя?

Так это ведь все условно, не то, чтобы этот список состоял из конкретных вопросов. Когда влюбляешься в человека, хочешь быть с ним всегда вместе, а если лишен этой возможности, то начинаешь видеть его во сне, вести с ним воображаемые разговоры. Вот во сне Принцесса и начинает задавать Христиану разные вопросы. Совсем как в “Маленьком принце”. Например: любишь ли ты бабочек, какой твой любимый цвет? Ей важно то, что у него в душе, а не то, кто он — свинопас или не свинопас.

Как репетировалось?

Это мой второй спектакль в театре, и он сильно отличается от “Вишневого сада”, у каждого режиссера свой собственный почерк, подход. Времени у нас было немного, и мы быстро вышли на площадку, встали на ноги. Репетиции были интенсивными, насыщенными.

По ходу дела принцесса постоянно находится в обществе своих фрейлин, дам постарше. Их играют и любимые всеми нами актрисы. Хорошая сложилась кампания?

Прекрасная. Мне с ними замечательно работалось, даже удивительно. Они мне частенько помогали, были терпеливы, создавали ту комфортную среду, о которой можно только мечтать.

Строга ли была с вами режиссер Мила Петрович?

Она была очень доброжелательна, у нее своя четкая позиция, но нам ничего не навязывалось, и в общем-то спектакль мы делали все вместе. И хореограф чудесный! Сийм Тынисте. У нас был замечательный, веселый и заводной, и художник Дарья Горина, и по свету Игорь Капустин.

А как долго репетировали сцену с сотней поцелуев, которые задолжали свинопасу?

(смеется) Полтора месяца, сколько было положено на репетиции, столько и репетировали.

Вам не только целоваться пришлось, но и танцевать и петь…

Что же делать, профессия такая, это наша жизнь, нам так положено.

А для кого, по-вашему, этот спектакль — маленьких или больших? Такие вопросы возникают, когда его смотришь.

Читать еще

Знаете, когда я была маленькой, мой папа всегда разговаривал со мною, как со взрослой, и я думаю, что это самый правильный подход в общении взрослого с ребенком. Мне кажется, мы сделали добрый спектакль, он про любовь, про веру в хорошее и людей, про веру в чудо и в то, что в жизни и судьбе нас могут ожидать разные волшебства.

Сегодня вы играете в театре Принцессу, о мы которой сейчас говорили, и Варю в “Вишневом саде”, тут характеры совершенно разные. А роль в “Коронации”, которую сейчас репетируете в новом спектакле Игоря Лысова, тоже будет с сюрпризом?

А иначе не бывает. Действительно, роли в “Вишневом саде” и “Голом короле” абсолютно полярные. А “Коронация” — это нечто совершенно не похоже ни на ту, ни на другую. На Принцессу уж совершенно точно. Мне еще никогда не приходилось работать с таким современным текстом.

Кстати, некоторые зрители считают одно из платьев скромницы Вари в спектакле “Вишневый сад” довольно откровенным.

Вы о вырезе на спине? Какое забавное мнение… На самом деле, это была идея режиссера. Варю всегда играют строгой, закрытой, но ведь она тоже хочет выйти замуж.

Tallinn Hockey weekend
Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии