ФОТО: Чему можно радоваться, сидя в зрительном зале на плохом фильме


Вчера, 18 октября, в день предпоказа исландско-норвежско-эстонского фильма “Михкель” в торговом центре Solaris (где в кинотеатре Apollo и ожидалась премьера), была объявлена тревога: людей срочно эвакуировали, поскольку некто сообщил об угрозе взрыва.

Приехали саперы, бомбы не нашли, смельчаки (и я в том числе!) отправились в кино.

На последнем ряду сидели залихватские парни, бесстрашно пившие пиво, дамы ограничились попкорном, но все без исключения чувствовали особый подъем, обусловленный остросовременной коллизией — в мире повсюду ходят люди с оружием, обычные с виду граждане расстреливают друг друга, число невинных жертв растет, никогда не знаешь заранее, где произойдет следующий теракт, а мы тут вписываемся, буквально рискуя своими жизнями, в тревожное пространство и время, чтобы посмотреть фильм о наркотиках, снятый, в частности, в Александровском соборе в Нарве. То есть пришли посмотреть про наше, родное, — тут можно и рискнуть.

Ушлые промоутеры фильма немедленно сообщили прессе, что вокруг “Михкеля” с самого начала сгущались тучи. Якобы на сценариста и режиссера картины Ари Александера Магнуссона было совершено нападение еще до начала съемок, поставившее производство под угрозу, а в день премьеры в Исландии сломался проектор, что, естественно, не могло быть технической случайностью, но содержало некую идеологическую подоплеку.

Звезда фильмов “Люди Икс” и “Бегущий по лезвию” демонический Томас Лемаркус дал рекламное интервью, в котором очень высоко оценил профессионализм эстонских актеров — сыгравшего заглавную роль Пяэру Оя и вторую важную роль — Каспара Велберга. В частности, исландская звезда отметила, что в сцене, где Михкеля рвет, нет никакого художественного приема, а актера рвет по-настоящему.

Добавим, что с самого начала было объявлено — фильм основан на реальных событиях, а это почему-то вызывает у зрителей дополнительный интерес к происходящему на экране, хотя люди приходят не на документальный фильм или репортаж, а собираются посмотреть художественное произведение.

ИСЛАНДИЯ, ИСЛАНДИЯ, РОДНАЯ СТОРОНА…

Все мы помним или знаем из истории, что Исландия первой из иностранных государств признала независимость Эстонии. Но все-таки для этого признания нужно было, чтобы Россия Эстонию “отпустила”, подписав соответствующий договор. Так что восхваление Исландии героями фильма, которая выступила за независимость Эстонии наперекор России, бросив даже России отчаянный вызов, не совсем корректно. Впрочем, в любой стране — Исландия не исключение — принято считать, что иностранцы непременно идиоты, которые не знают ни своей, ни мировой истории. Конечно, в Эстонии есть Исландская площадь, но есть ведь и барельеф Борису Ельцыну, прилетавшему в Таллинн для подписания договора о признании суверенитета нашей страны.

В “Михкеле” большое внимание уделено странной сцене, где некий хохочущий политик хвастается своим знакомством с Жириновским, который собирается отомстить Исландии за ее дерзость тем, что превратит ее в тюрьму народов.

Жириновский в одном из реальных выступлений предлагал вовсе уничтожить Исландию; да мало ли что говорит Жириновский, сотрясая не одно десятилетие воздух; не совсем этично, по-моему, выдавать его позицию за установку всего государства.

В начале фильма сообщается о провале путча, чему радуются даже малые дети, мол, теперь не будет войны, а взрослые надеются, что наконец “тиблы” уберутся к себе в Россию. Не могу тут не обратить внимание на перевод этого слова на русский язык: Майя Мельц, проявив немыслимую лингвистическую тактичность, употребила достойнейший эвфемизм, которому нам всем следует научиться — “ваньки”. Однако, “ваньки”, согласно фильму, не хотят расставаться с Советским Союзом и, напившись, требуют возврата к старому, а видя, что такой возможности нет, стреляются, невесть где раздобыв пистолет.

Читать еще

В Нарве дружат эстонский и русский мальчики. Русский мальчик, став взрослым, оказывается в Исландии, становится членом наркомафии и обманом втягивает в преступные действия своего наивного и хорошего эстонского друга, мечтающего покинуть бедную Нарву и переехать в Таллинн. В цепочке наркодельцов участвует и священник (тут-то и пригодился Александровский собор, где собираются на “тайную вечерю” преступники). Дальше действие переносится в Исландию, где красивые волны бушуют себе на океанском просторе. Бушуют долго, “малобюджетно”, томительно, бесконечно скучно.

Все, что произойдет с главным героем, мы понимаем примерно через десять минут после начала фильма. На самом деле, можно было и не стараться снимать, а просто прочесть лекцию о вреде наркотиков или рассказать силами какого-нибудь докладчика ту самую реальную историю, которая легла в основу фильма.

Но нет, нас заставляют пережить все клинические стадии физических страданий героя Пяэру Оя, который играет отменно, бесстрашно, демонстрируя высочайшее актерское мастерство. Не могу сказать, что другие актеры играют плохо, но играть им, собственно говоря, нечего. Сюжет, который можно изложить на экране за три минуты, растянут на полнометражный фильм; сцены и реплики бесконечно повторяются, волны с шумом обрушиваются на туманный берег, скалы красиво и величественно темнеют, Михкель убедительно и натуралистически точно страдает…

ЗАКОНЫ РЕКЛАМЫ

Реклама всегда строится на преувеличениях, фильмы надо продавать и заманивать зрителей необходимо. Но в данном случае речь все-таки идет не о профессиональном кино, а о любительской поделке, в которой заняты очень хорошие актеры. Актеры ведь вообще-то всегда хорошие и ни в чем не виноваты. Они как бы страдательные фигуры, что им режиссер велит, то они и делают. Велит голым стоять лицом к зрителям с клизмой в заднице, будет стоять и даже очень натурально выглядеть. Дело ведь не в том, что голый и не в том, что с клизмой, дело в художественном смысле происходящего. А вместо художественного смысла нам предлагают смысл медицинский, что не совсем одно и то же!

Всякий художник имеет право на ошибку и на провал. Но прокатчик этим правом обладает в меньшей степени, у него должно быть элементарное чутье и вкус. В данном случае прокатчик все-таки одно чудо совершил: впервые за долгое время я увидела субтитры на достойном русском языке. Можно ли было этим утешиться? Филологу — вполне. Зрителю, пришедшему на разрекламированный фильм, снятый в соавторстве кинематографистами трех стран, все больше завоевывающими уважение своей близостью к реальной жизни, своим нежеланием приукрашивать действительность, своим жестким и честным подходом к больным проблемам общества, — утешиться было трудно.

Но не только фильм, и террористическая угроза оказалась блефом, значит, все-таки есть повод радоваться!

Сегодня, 19 октября, фильм выйдет на экраны страны.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии