“Мифы”: самый небычный фильм осени уже на экранах



“Мифы”: самый небычный фильм осени уже на экранах
Pressifoto

На этой неделе в прокат выходит фильм “Мифы” — дебютная работа молодого, но уже довольно известного театрального режиссера и артиста Александра Молочникова. Представленная на “Кинотавре” картина собрала в своем актерском составе всех звезд отечественного кино — от Федора Бондарчука и Сергея Безрукова до Виктории Исаковой и Паулины Андреевой. Мы поговорили с Молочниковым о том, как складывалась его работа дебютанта со столь известными актерами, с чего начались “Мифы” и где сложнее работать — в театре или в кино.

На “Кинотавре” вы рассказывали, что “Мифы” случились после того, как продюсер Илья Стюарт увидел один из ваших спектаклей в МХТ, которые отличаются разнообразием жанров и экспериментов. Насколько это повлияло на форму музыкальной комедии, которой стали “Мифы”?

Да, Илья пришел на спектакль, сделанный в музыкальной форме и с юмором, и предложил сделать фильм. А дальше все придумывалось мной и соавторами сценария — Ольгой Хенкиной и Еленой Ваниной.

Как продюсер поставил перед вами задачу? Хочу, чтобы было так же музыкально и весело, как в театре?

Нет, он сказал: “Сними фильм”. И это лучшая продюсерская задача. Мы совершенно не понимали, авторское это будет кино или мейнстрим. То, что стало придумываться, оказалось балансом. Илья нас очень поддерживал. Конечно, ему хотелось, чтобы это была более зрительская история, так как до этого его компания сняла уже несколько фестивальных картин. Хотелось снять что-то коммерческое, но в то же время не слишком топорное, банальное, пошлое. Дальше все закрутилось, как снежный ком.

Что в таком случае стало началом “Мифов”?

Сначала появились братья Верники. Ольга Хенкина вспомнила какую-то фразу из их диалога, и мы за нее зацепились. Так родилась новелла, где есть конфликт актера, который, не факт, что состоялся, и его брата, который бьет его в эту болевую точку. Музыкальная форма картины подразумевала, что как-то нужно уходить в песни. Для этого героев нужно было довести до точки кипения, когда один из них уже не может говорить словами, а вынужден запеть или затанцевать. Это просто как сильная реплика. Мы брали ситуацию, доводили ее до точки кипения и запевали.

Игорь Верник сразу согласился принять участие в этом проекте?

Да. Братья Верники — совершенно отчаянные люди, прекрасные. Они в это бросились. Мы сначала с ними сняли пилот, который я показывал другим артистам, чтобы их легче было убедить.

В одном из ваших интервью я прочитала, что Сергея Безрукова убедить было тяжело. Что первый вариант новеллы, который вы ему показали, ему не очень понравился.

Нет, там просто была новелла, написанная под другого артиста. Я предложил ее Безрукову, и он совершенно разумно сказал, что это не его. Если он играет себя, то почему в таком ключе? Новелла называлась “Нарцисс”, он так откинулся в ресторане на спинку кресла и сказал: “Я не нарцисс”. И прав был. У него скорее стереотип своего пацана и артиста, который сыграл все роли. Что, собственно, и пришло в голову, под этот образ мы и стали писать текст. Мне кажется, это было верным решением.

Сергей Безруков сыграл у вас свою лучшую роль?

Я не думаю. У него замечательная роль в сериале “Бригада”, которая его сделала не просто народным кумиром, а человеком, которого знает каждая собака. Думаю, что роль в нашем фильме — не поворотный, но очень яркий момент, такая классная виньетка в его фильмографии.

Как вам вообще работалось с таким количеством звезд? Вы же далеко не со всеми из них ставили спектакли в театре, поддерживали дружескую связь. Были ли люди, с которыми вы впервые познакомились на съемках?

Я не знал лично почти никого. Ни Ирину Розанову, ни Ивана Урганта, ни Сергея Безрукова. Чуть-чуть знал Федора Сергеевича Бондарчука. Они были на спектаклях, что сильно облегчило первые моменты коммуникации. Все они новые люди в моей жизни. И это огромное счастье. За эти два года у меня так расширился круг общения. Не в том смысле, что классно, что теперь я общаюсь с такими людьми, в тусовке.

Как герои вашего фильма.

Тусовка — действительно такая манкая сфера. Пока тебя там нет, тем более, если ты актер, туда хочется попасть, стать известным — это нормально. Но когда ты туда попадаешь, то очень быстро понимаешь, что здесь, естественно, как и везде, есть интересные люди, а есть совершенно скучные и глупые. Но те, кто занят в фильме, это люди удивительные, общение с ними заряжает энергией. Ургант отлично шутит, потом стоишь смеешься час. Безруков — действительно грандиозный, мегатехничный, большой артист. И наблюдать за тем, что он делает, за нюансами его игры, огромное удовольствие.

Вода в его исполнении меня покорила.

Это не я его научил все это делать. Есть Сергей Безруков, есть текст, а мы, получается, арендовали весь его актерский масштаб. Так же с Ириной Розановой, Ксенией Раппопорт, Викторией Исаковой, Надеждой Маркиной, Андреем Смоляковым и другими. Мы лишь направляли их в правильное русло. Не то, что они сразу играют так, как тебе хочется. Жанр сложный, приходилось что-то отсекать, давать понимание, куда двигаться. Но потом они начинали в этом жить и сами делали то, что ты вообще никогда бы не придумал. Посмотрите, как Сергей Витальевич играет на крыше, у него такие мини-оценки. Это фантастика! Он настолько актер этого жанра, там такие классные нюансы. Раппопорт в своем образе, Исакова в небольшой казалось бы роли, но посмотрите, как точно она существует. Федор Сергеевич, Максим Суханов. Они очень интересные люди в жизни, их интересно слушать.

Но вы чувствовали себя лидером на съемочной площадке? “Надежда русского кино” Федор Бондарчук не пытался вас учить, наставлять?

Вообще нет. Он появлялся только на съемках своих сцен. Он никогда не вступал в спор, не влезал в процесс. Все 25 смен рулил процессом я и второй режиссер, как это водится. И мы, как это назвал Федор Сергеевич, занимались в творческой лаборатории.

Когда Бондарчук стал еще и сопродюсером вашей ленты?

Еще до основного кастинга. Собственно это и подтолкнуло нас к тому, чтобы начать активно заниматься фильмом, запускать его. Дальше, соответственно, возникли вопросы с набором артистов.

Паулина Андреева, которая играет у вас сразу две роли, появилась в тот же момент?

Паулина была утверждена после того, как Федор Сергеевич стал сопродюсером, но он об этом не знал. Когда я ему сказал, он даже, скорее, расстроился в том смысле, что все начнут говорить о сватовстве. Но Паулина реально была лучше всех. У нас на пробах было много прекрасных актрис, но она наиболее точно делала и одну, и вторую сестру. Мне это нравилось. Она абсолютно героиня этого фильма. Возраст, типаж — все сходится. Я слышал эти волны, что Федор Сергеевич протащил звезду, но это такая желтуха. Каждый, кто это говорит, может написать себе на лбу “завистливый идиот”, потому что Паулина прошла пробы, кстати, приходила на них готовой, видно было, что ей интересно. Никакого продюсерского давления вообще нигде не было — ни на уровне кастинга, ни на уровне сценария.

Вам как дебютанту, как кажется, такая свобода раскрепощает молодого режиссера?

Думаю, раскрепощает. Но у нас была довольно сильная самоцензура. Мы очень много себя редактировали.

Вы довольны “Мифами” как своим первым фильмом?

Очень. Конечно, я иронизирую. Что-то кажется неточным, где-то недоработанным, но это все те ощущения, которые происходят всегда при просмотре фильма. Мне на самом деле еще интересно, как на него отреагирует аудитория. Потому что на “Кинотавре” его смотрела мегаспецифическая аудитория, фильм стоял в контексте других, после очень сильной “Аритмии” горячо любимого мною режиссера Хлебникова, которым я всегда восторгался. И это просмотр абсолютно извращенный. Я вообще считаю, что нельзя смотреть больше одного фильма в день. Тем более сильного фильма. Тебе надо с этим прожить. Это кино надо смотреть вне контекста, в пятницу вечером с девушкой.
Вам где все-таки больше нравится работать — в театре или в кино?

Ничего не буду выбирать. Очень люблю театр. Недавно выпустил спектакль. Репетировать его было мучительно, сложно, нервно, депрессивно, но за уши не оттянешь.

А больший драйв где появляется?

Абсолютно одинаковый.

Ощущения при просмотре отличаются?

Вот здесь да. Потому что в театре ты можешь что-то изменить, а просмотр фильма в первый раз дает очень странные ощущения. Ты уже ни на что не можешь повлиять.

И последний вопрос. В фильме, и в его промо-кампании важную роль сыграл клип на композицию “Посмотри в глаза” в исполнении Натальи Ветлицкой. Что у вас связано с этой песней?

Честно говоря, я узнал о ней за пару месяцев до съемок, когда мы придумывали сюжет. А до этого никогда ее не слышал.

И клип не смотрели?

Нет. Просто родилась идея про Федора и 90-е. Я стал смотреть, что снято, узнавать у знакомых, и тут мне стали говорить: “Ты что не знаешь “Посмотри в глаза”? Это же шедевр”. И это реально шедевр!

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии