Михаил Церишенко и Светлана Пермякова представят в Таллинне комедию “Часы с кукушкой”


Михаил Церишенко и Светлана Пермякова представят в Таллинне комедию “Часы с кукушкой”
Pressifoto

30 марта в Таллинне в Центре русской культуры, 31 марта в Йыхвиском Концертном доме, 1 апреля в нарвской “Женеве” будет показана комедия “Часы с кукушкой” по пьесе Леонида Филатова.

Вы недавно вышли на пенсию и, бесцельно перебирая по вечерам кнопки пульта недавно купленного Philips‘а, вспоминаете, как лет тридцать назад ездили по профсоюзной путёвке в Москву? Тогда спектакль “Часы с кукушкой” — точно для вас.

Вы родились в независимой Эстонии и никак не можете понять, почему ваша мама до сих пор хранит кофточку, которую “достала” когда-то “по великому блату”, а отец, собираясь в автосервис, вспоминает свой первый “Москвич”? Значит, вам обязательно нужно посмотреть “Часы с кукушкой”.

Вы, независимо от возраста, обожаете хороший юмор и настоящую драматургию, но давненько не видели на сцене постановки, которую можно было бы с полным правом назвать “достойной”? Выход очевиден — сходите на “Часы с кукушкой”. Почему? Да просто потому, что это — умная, правдивая и очень добрая пьеса, от которой у всех становится теплее на душе…

Комедия “Часы с кукушкой” — одна из самых популярных пьес знаменитого актера, режиссера и писателя Леонида Филатова. Сюжет прост. Обычная, в меру счастливая и обеспеченная по советским стандартам семья. Незамысловатые, вызывающие улыбку диалоги. Ни малейшего пафоса. На первый взгляд — комедия, каких писалось и ставилось немало. На второй — иллюстрация того, как ведут себя “простые люди” в неожиданной и не совсем понятной им ситуации. На третий — многослойная философская притча, каждый момент которой наполнен и жизненной правдой, и обобщениями, уходящими далеко за рамки бытового существования.

Пьеса многократно переиздавалась, ставилась во многих театрах. Затем по вполне понятным причинам попала в “зону забвения” и — возродилась четыре года назад, не потеряв за годы “лежания на полке” актуальности.

На сцене всего три актёра, но каждый из них — настоящий Мастер, а потому круговорот разыгрываемых ими событий увлекает публику — почему молодые супруги скучают? Чего им не хватает? Будет ли найден рецепт от развода?

Как в любой комедии, всё, в конце концов, завершается хорошо. Но в глазах выходящих из театрального зала зрителей отчётливо читается лёгкая грустинка. Что это — ностальгия старших? Появившееся у молодых понимание того, что никакое виртуальное общение не заменит “живого”, настоящего? Или, может быть, желание изменить свою жизнь?

У каждого, наверное, происходит по-своему. Но, поскольку всех зрителей в любом случае не опросишь, еженедельник “Инфопресс” попросил играющих в спектакле актёров рассказать об их собственных ощущениях…

Сергей БАРЫШЕВ

(Харитон Игнатьевич Боборыкин, Гость):

- Вообще-то меня только-только вводят в спектакль, поэтому, можно, считать, в Эстонии состоится моя премьера. И знаете, работаю сейчас над ролью и думаю: а ведь хорошее было время! Сегодня мы точно не откроем ночью дверь малознакомому человеку — как ни крути, современный человек относится ко всему настороженно, и он, безусловно, имеет для этого все основания! Из-за происходящих событий в сознании людей произошла деформация, мешающая сохранять открытость в общении. Но это так, к слову…

Что же касается моего персонажа, то он — простой, открытый, добродушный парень. Посмотришь на него — совсем простой. А копни поглубже и станет понятно: его жизнь наполнена увлечениями, смыслом, интересом. Может быть, кому-то Боборыкин покажется не совсем тактичным, даже беспардонным, но ведь в этом его прелесть и обаяние!

Правда, такой персонаж, как бы он ни был хорош для сцены, в жизни, тем более, в современной, вряд ли возможен — доверчивость, которую он проявляет к людям и обстоятельствам, скорее не помогает, а наоборот, мешает. К тому же, из-за своей прямоты и чистосердечия Боборыкин — человек не слишком удобный…

Я, кстати, на него в чём-то похож, поэтому знаю по себе, как воспринимается в наши дни чистосердечие…

Читать еще

Если же говорить о спектакле в целом, то, во-первых, это хорошая драматургия, а во-вторых, в постановке нет скабрезностей, которыми многие мои коллеги пытаются удивить публику. То, что творится сейчас на сцене, переходит все грани мыслимого и немыслимого. Вот только зачем всё это? Ну, раздели вы артиста — и чего в результате добились? Того, что он, хоть и не показывает своих ощущений, всё равно чувствует себя неловко? А зрителя подобными вещами не удивишь, все эти оголения публике давно надоели. И мне кажется, пришло время вернуться к тому, чтобы показывать на сцене нормальные человеческие отношения — дружбу, любовь, верность. Причем я вижу — что-то начинает, наконец, меняться, так что будем надеяться, скоро на сцене всё станет нормально…

Светлана ПЕРМЯКОВА

(Елизавета Антоновна Кузнецова, Лиза):

- Я играю в этом спектакле уже четыре года, мы проехали с ним по многим городам и в России, и за рубежом, поэтому могу точно сказать: некоторые зрители немножко ностальгируют, сравнивая то, что было, и нынешнюю жизнь. Да, джинсы стоили 120 рублей, а бутылку шампанского к Новому году приходилось, как тогда говорили, доставать. Но не всё же было плохо! Люди, посмотрев “Часы с кукушкой”, приходят за кулисы и говорят: раньше жить было труднее, но зато люди были откровеннее! А ваш спектакль как раз о доверии, которое, как теперь выяснилось, всегда в дефиците…

Филатов вообще очень правдиво написал о жизни. Взять, допустим, мою героиню, Лизу. Она любит своего мужа, который немножко подзабыл, что такое любовь, и именно поэтому у нее возникает потребность обновить свои чувства. Ей хочется вспомнить дни молодости, когда они оба были активны, готовы на необдуманные поступки. Может быть, кто-то сочтёт, что это желание — всего лишь женский каприз. Пусть так! Но ведь если и эта женщина, как ее муж, окунётся в рутину, в болото обыденности, их браку придёт конец! Интуитивно чувствуя такую опасность, они пощипывают друг другу усики, ищут какие-то пока ещё живые точки…

Возможно ли подобное сейчас? Почему нет?! Разумеется, вернуться к положению, когда мы раньше не закрывали двери, не удастся. Однако, устав от того, что происходит вокруг, мы, мне кажется, начинаем возвращаться к основательно подзабытым идеалам. Понемногу, постепенно, но всё-таки возвращаемся! К примеру, сегодня вновь стало модно писать друг другу открытки и вообще делается все популярным винтаж. Поэтому, надеюсь, посмотрев наш спектакль как модное ретро, кое-кто из молодых людей решит применить какие-то мелочи и в своей жизни. И это прекрасно, потому что мы говорим только о добре!

Мы едем в Эстонию с этим спектаклем впервые, и кое-кто из моих знакомых говорит: не надейтесь на теплый прием. Но я уверена — всё будет наоборот! В прошлом году мы играли “Часы с кукушкой” на Украине. Был полный зал, нас замечательно принимали. Но во время антракта в фойе человек пятнадцать радикалов попытались против нас выступить. И знаете, я была просто удивлена тем, насколько всё это быстро прекратили. Зрители, придя за кулисы, говорили: “Играйте спокойно, не волнуйтесь. Спасибо вам, что приехали”!

Люди понимают: театр — вне политики. Мы приезжаем, показываем людям очень яркие спектакли, делаем это с хорошим настроением. И, честно говоря, лично я не слышала о нашей постановке ни одного плохого отзыва…

Михаил ЦЕРИШЕНКО

(Кузнецов Валентин Николаевич, Кузнецов):

- В том, что пьеса “Часы с кукушкой” сегодня актуальна не меньше, чем 30 лет назад, лично у меня нет ни малейших сомнений. Да, взаимоотношения героев пьесы Филатова происходят на фоне некоего продовольственного дефицита, не известного и не понятного нынешней молодёжи. Поэтому пришлось написать небольшое предисловие. В самом начале постановки у Серёжи Барышева есть некий интерактив, когда он выходит, здоровается с залом, спрашивает у зрителей, много ли среди них молодёжи, а потом немного рассказывает о советских временах.

И это вызывает у молодых людей отклик, им становится интересно, как жили их родители, они смотрят спектакль с удовольствием, и очень хорошо чувствуют, что мы не грустим и не злорадствуем, а просто с улыбкой вспоминаем прошлое. Да, собственно, иначе и быть не может, потому что Филатову вообще присуща хорошая добрая ирония, а мы постарались сохранить знаменитый филатовский стёб и его хитрый глаз…

В Эстонии мы с этой постановкой ещё не были, но, мне кажется, нас поймут и тут. Правда, Серёжа Барышев вспоминает, что когда был в Таллинне на гастролях в 1990-х, чувствовалось некоторое напряжение в отношении русских артистов. Но теперь, думаю, такого не будет, тем более, что и время сейчас другое, и пьеса наша исключительно о сложностях и радостях семейной жизни, которые не зависят ни от национальной принадлежности, ни от географического расположения. К тому же, мы уже приезжали в Эстонию с другими спектаклями, работали в Таллинне, в Нарве, в Йыхви, и везде нас великолепно принимали.

Конечно, сегодня принято ругать антрепризу, и отчасти я бы согласился с критикой. У этой формы имеется своя специфика. Нельзя, например, не учитывать, что везти на гастроли полную, как в настоящем репертуарном театре, декорацию — финансово невыгодно. Поэтому некоторые пошли простым путём — рисуют способом фотопечати на заднике и кулисах мебель, а на сцене ставят пару стульев, столов и вешалку. Выглядит это, безусловно, бедновато и впечатление, к сожалению, усугубляется тем, что артисты настроены на “шабашку” — приехать, быстренько заработать и уехать. Но это — не наш вариант, у нас спектакль одет, обут и имеет хорошее музыкальное оформление. Но главное — мы поставили спектакль на годы, работаем в нём с удовольствием. И подтверждение, что в нашем случае речь идёт о высокой марке антрепризы — то, что спектакль существует уже 4 года, тогда как слабенькие постановки живут в лучшем случае месяцев пять-шесть. Причем я уверен — все лучшее в нашей работе ещё впереди…

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии