“Первое, что я ощутила — это страшный удар в голову. А потом второй, третий…”: бывшая жена Александра Серова рассказала о жизни со звездой

 (3)

В 2011-м году, после 19 лет брака, Александр и Елена Серовы развелись. И сам певец, и его бывшая жена очень туманно комментировали причины расставания, пишет “Комсомольская правда”.

Серов рассказывал, мол, тяжело жить с человеком, который тебя не любит. И обвинял Елену в том, что она вышла за него замуж по расчету: “Дождалась, когда я поднимусь. А потом “хлопнула” на деньги. Только теперь понял, что она меня никогда не любила. Отдал ей почти все, что было”. Женщина же в интервью “КП” сообщила, что, видимо, просто повзрослела и получила свободу, о которой мечтала. Но вот, спустя почти семь лет, туман начал рассеиваться. Участвуя в программе “На самом деле”, певец рассказал, что был неверен жене. Также выяснилось, что у него есть внебрачная дочь от Надежды Тиллер, которая 29 лет назад, работая на краснодарском ТВ, хотела взять у Александра интервью, но оно не получилось. Зато получился ребенок, девочка Кристин. Серов утверждал, что проходил тест ДНК, который показал что на 80 процентов именно он является отцом Кристин. Но в его результаты не верит — мол, Тиллер их подделала. Но уже на другой программе, “Секрет на миллион”, он поведал, что у него-таки есть внебрачная дочь, Алиса, которая растет в Америке. Ее мама — поклонница певца, Валентина, которая в 1988-м году, по словам 63-летнего певца, настояла на постели и забеременела обманным путем.

Все эти откровения не могли не задеть бывшую жену Елену (девичья фамилия — Стебнева). В программе “Судьба человека” Борису Корчевникову женщина рассказала, что 19 лет быть женой исполнителя пронзительной баллады “Я люблю тебя до слез” — совсем не так сказочно, как могло бы показаться. Елена не могла не признать, что первые несколько лет она жила в настоящей эйфории. А вот после рождения в 1993-м году дочери Мишель мужчину будто подменили. Он стал грубым, начал вести себя отстраненно. Ребенок раздражал певца, причинял ему беспокойство плачем. Он не особо помогал с малышкой — Серову поддерживали сестры и мама. Артист даже отказался ночевать в одной комнате с женой — чтобы ему не мешали. Тогда, видимо, и начался разлад.

Елену постоянно “травили”, рассказывая ей о неверности супруга:

“Было немало добродетелей”, которые приносили на хвосте… Я, конечно, на всю страну не буду рассказывать, кто были эти люди. Но знаю, что они говорили правду. Первый раз я хотела уйти от мужа, когда дочери исполнилось 4 годика. И я понимала, что отношения дальше будут только ухудшаться. Раньше все ждала, что наладится, но нет — копилось, копилось… И ничего было не вернуть. Когда я узнала об его очередной измене, то сказала, что подаю на развод. Он согласился, но при этом выдвинул условие — Мишель останется жить с ним и я ее больше не увижу. У него были хорошие связи, поэтому я испугалась, что действительно больше не смогу видеться с дочерью. Этим он меня и удержал — фактически шантажом”.

Фото: Александр Серов и дочь Мишель

Она рассказала, как однажды Александр влюбился, чего совершенно от нее не скрывал. “Это было перед Новым годом. Человек витал в облаках. А я выяснила, кто, что, как он помогает ее родителям. Что он переселил ее в свою московскую квартиру. Но Новый год. Я приехала домой из магазина, очень вдохновленная, начинаю ему рассказывать, какой я видела красивый столик в магазине. А он поворачивается ко мне и говорит, что ему это все неинтересно. Я оторопела: — “Ну да, наверное, тебе интереснее сейчас Алена”. — “Может быть, это мое последнее чувство!” — ответил муж. Я взяла ребенка и уехала к родителям справлять праздник. После этого он звонил Мишель и говорил, что “мама что-то напридумывала”, и как ему там грустно и одиноко одному. Потом он пустил слезу, сказал, что — “Ну, ты же понимаешь, мне это нужно, как артисту”, я простила”.

Елена рассказала и о том, что муж часто ставил ее в унизительное положение. А иногда и бил. Последней каплей стало, когда он избил ее в присутствии другой женщины. “Я еду домой — подбирала всякие материалы для ремонта квартиры. Тут звонит мне некая Алена (уже другая), говорит, что ей нужны какие-то документы, которые срочно надо привезти к нему в дом (у супругов было два дома на одном участке — авт.). Сразу же он звонит весь разъяренный и начинает тоже требовать какие-то бумажки. Я захожу в дом, иду к себе, беру бумаги и несу ему. И вижу картину — он сидит в своем “царском” кресле, рядом стоит Алена эта, руки на него положив. И он в приказном тоне мне говорит, куда положить бумаги. Я говорю, что не прислуга, кладу документы, разворачиваюсь и иду к двери. Первое, что я ощутила — это страшный удар в голову. А потом второй, третий, четвертый, пятый… Я пыталась как-то закрываться руками, потому что было больно везде. И когда я, наконец, увидела дверную ручку, то быстро ее открыла и побежала, рыдая, в свой дом. Я смывала кровь и думала — что это было? И переживала, чтобы дочь, не дай Бог, не увидела меня в таком виде. Во-первых, было ужасно больно. Это не пощечина, это настоящее избиение же. Кстати, та женщина нас разнимала, оттаскивала его от меня…И вот, после этого я ему позвонила и сказала, что развожусь, окончательно”.

Серова тогда не стала обращаться в милицию, когда поняла, что у нее серьезные травмы. Врачи сказали ей, что проблемы с гипофизом, сломана перегородка носа, гематомы. Александр ни разу не попросил прощения, лишь рассказывал про “пьяные истерики жены” прессе. А Елена говорила, что не переставала его любить еще долгое время, но была вынуждена все же уйти, чтобы не попасть в психушку, чтобы спасти себя. Сейчас она обрела свое счастье — вот уже пять лет ее счастье составляет мужчина по имени Максим — “человек, который меня спас и растопил мое сердце”.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии