“Заклеивали рот и наказывали”. Стало известно о последних днях жизни Марьянова

 (4)
Dmitri Marjanov
Dmitri MarjanovFoto: Shemetov Maxim, ITAR-TASS

Актер Дмитрий Марьянов ушел из жизни осенью прошлого года. Он скончался из-за оторвавшегося тромба. Последние недели артист провел в реабилитационном центре. Вместе с ним лечился в том же реабилитационном центре Борис Котов, который в интервью “Комсомольской правде” рассказал, как их содержали там.

Как вспоминает Борис, Марьянов лег в клинику добровольно.

“Но зайти-то зашел, а выйти уже не смог. У меня на глазах он вещи собирал, требовал его выпустить — но ему отвечали, что курс не закончен. Он говорил, что у него репетиция должна быть с Гошей Куценко, а они в ответ: “Дима, ты не можешь уйти, курс от месяца до полугода”. Он хотел жене позвонить — отобрали мобильный. За 10 дней пребывания он с ней только два раза общался по телефону”, — поделился мужчина.

Борис присутствовал в тот момент, когда у Марьянова случился приступ эпилепсии. Поскольку актер лечился от алкогольной зависимости, а на территории центра было запрещено спиртное, ему стало плохо.

“Работники центра дали ему сильное снотворное, которое не продается в аптеках без назначения врача. Обычно половинки таблетки хватает, чтобы вырубить взрослого мужика. А он целую заглотнул. Выпил, и ему стало плохо. Началось состояние, похожее на белую горячку. Волонтеры центра панику подняли: надо спасать, иначе умрет. И стали ему колоть снотворное. Просто как свинью его закалывали! Всего шесть кубов лекарства через каждые два часа. Ему конкретно крышу рвало. Он то засыпал, то просыпался и говорил: “Я дома, где Ксюша”. Глюки, бред нес. Временами вообще не понимал, где находится. Так продолжалось несколько часов. Потом пришел в себя. Но колоть препараты ему продолжали, только дозировки снизили. Время от времени он становился совсем неадекватным”, — рассказал Борис.

В реабилитационном центре все зависимые получали наказания, если провинились. К примеру, если человек выругался матом, ему надо было заполнить листок строчками: “Моя речь чиста, моя речь чиста”.

“Марьянов получал задания и наказания, как и все. Ему не делали поблажек. Тоже занимался писаниной. Типа это как тренинг, на подкорку записывается. Нам с Марьяновым приходилось сидеть в духоте, мы порой просто задыхались. Применяли там и тренинги разные. Например, глаза тебе завязывают, и ты три дня как слепой живешь. Если снимешь повязку — пишешь всю ночь. Могут немым тебя сделать. Заклеивают рот, и ты не можешь ни с кем общаться. Если с тобой кто-то заговорил, будет за это ночью писать. Я вот так семь дней молчал… Психолог, конечно, работал с пациентами, но в основе так называемой реабилитации этого центра — система всевозможных наказаний и подавления воли”, — поделился Борис.

В последние дни перед смертью Дмитрий пребывал в одиночной палате. Котов выписывался, а Марьянов дал ему наставления. “Мы с ним душевно попрощались, он написал мне автограф: “Будь здоров! Держись!” Правда, говорил, что сильно болят нога и спина. Просил волонтеров вызвать ему мануального терапевта. Но его отговорили. Как он умирал, я не видел. Парень знакомый, который там оставался, мне рассказывал, что скорую долго не вызывали, хотя он жаловался на боли в ноге, мучился, стонал. А потом все — сознание потерял. Только тогда волонтеры в скорую позвонили, но потом вызов отменили — видимо, не хотели огласки. Мой приятель видел, как Марьянова выносили из центра уже синим”, — отметил Борис в беседе с журналистами.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии