Кинофильм “Цой” — этой своеобразный российский роуд-муви с вкраплениями детективных элементов. Прежде всего сделаем две ремарки: большую часть фильма Цоя не будет на экране, и все события являются художественным вымыслом Алексея Учителя.

Немного о режиссёре: Алексей Учитель уже давно работает с темой российского рока. Ещё в 1987 году он снял документальную картину “Рок”, про музыкантов ленинградского андеграунда. Затем в 1992 году был снят фильм “Последний герой”, частично смонтированный Учителем из материала “Рока”. Он был посвящён смерти Цоя, были взяты интервью у его родственников, девушек, друзей.

Выход кинофильма “Цой” сопровождается скандалом в публичном пространстве, поскольку сын Цоя против выхода в прокат данного кинофильма. Как и предыдущий фильм Учителя — “Матильда”, этот кинофильм обвиняется почти в том же самом. “Матильда” обвинялась в искажении исторической правды, а “Цой” в том, что он порочит людей и имя Виктора Цоя. Это важная побочная симптоматическая ситуация, которую стоит рассмотреть более внимательно.

Очевидно, что Алексей Учитель действует на границе между документальным и художественным жанром. Можем вспомнить фильм “Прогулка” (2003), который по своему стилю съёмки и репрезентации кинематографического пространство-времени сродни документальным кинокартинам. В данных кинокартинах происходит переворот. Учитель берёт реально существующих исторических персонажей, но снимает их в предельно кинематографической эстетике, и с частично вымышленным сюжетом. Такое зависание между реальностью и вымыслом необходимо ему для того, чтобы последовательно деконструировать исторические образы, поскольку уходит пресловутая претензия на объективность. Учитель стремится вывести Цоя из общего знаменателя, как говорит один из героев фильма, расщепить его. Вот вам его друг, семья, продюсер, фотограф, фанаты и тот, кто сбил Цоя — водитель автобуса и для каждого из них Цой свой, каждый из них по-своему переживает его утрату. Поле игрового кино позволяет Учителю начать демифологизацию уже ставшего символического образа. Вполне естественно, что подобное стремление встречает сопротивление, это означает, что выбранные Учителем персоналии являются важными фигурами современной общественности.

Вторая, а на самом деле первая сюжетная линия в фильме, это история водителя автобуса, который сбил Цоя. В отличие от остальных героев он замкнут, сдержан, он скорее наблюдатель, водитель-проводник в этой истории, который собирает разрозненные сюжетные части воедино. Хоть он и является главным героем, от лица которого мы наблюдаем за многими событиями, но сама его сущность ускользает от понимания. Он не зол, не напуган, не агрессивен скорее он спокойно-равнодушен и лишь иногда словно, мерцая, проявляет себя, совершает поступок. С одной стороны, он уравновешивает экспрессивность других героев, с другой — как и в реальности нам остаются не ясны те чувства и эмоции, что испытывает человек сбивший Цоя.

Как уже было сказано, фильм снят в предельно кинематографической эстетике. Это достаточно приятный видеоряд с теплой цветовой гаммой, резвым монтажом и солнечными днями. Всё это снимает с события трагический характер и превращает, наоборот, в праздник жизни. Такой характер съемки делает фильм более доступным для массового зрителя; он не настораживает, не смущает своим видом, однако в своём содержании идёт в разрез массовым представлениям о уже ставшей символической фигуре Виктора Цоя.

Последний мотив, на который мы обратим внимание — это кассета, на которой якобы находился последний альбом Виктора Цоя. Некий макгаффин, который красной нитью проходит по всему сюжету. Посмотревший фильм зритель знает разгадку этой кассеты, окольно прокомментировать это невозможно, так что ниженаписанное для тех, кому неважны спойлеры или кто уже просмотрел фильм.

Отсутствие альбома на кассете рифмуется с отсутствием Цоя на экране. Скорее всего, у многих зрителей вызовет разочарование отсутствие Цоя в кадре, сродни тому разочарования что испытывает продюсер в поисках кассеты с последним альбомом Цоя. Но Цой присутствует в фильме; он репрезентируется через архивные записи, огромную фотографию на похоронах и отражается в бесчисленных фанатах, один из которых является чуть ли не двойником Цоя. Через наблюдение переживания утраты семьей, фанатами мы более остро ощущаем ценность утраченного. Иными словами, его отсутствие на экране наоборот усиливает наши переживания по поводу его утраты, чем его присутствие.

Фестиваль KinoFF продолжается в Йыхви. Ознакомиться с программой фестиваля и купить билеты можно ЗДЕСЬ.