На встрече в студии "Комсомольской правды" с настоятелем храма села Красное Старицкого района Тверской области Дмитрием Каспаровым балерина просила оставить в покое ее голую фотосессию.

"Поверьте, моя фотосессия не самая откровенная, - сказала она. - Я два раза в год бываю на пляже. А в чем надо загорать? В рясе? Или в парандже?"

По мнению балерины, дресс-код и так принят в российском обществе: "Прийти в храм я могу в одном одеянии. В шали, которая на мне, я вчера была в Киево-Печерской лавре. На вечернем мероприятии вы увидите меня в другом виде. На пляже - в третьем. А на Венском балу - в платье с кринолином".

"Запретив надевать короткие юбки, облегающие джинсы и декольте, вы думаете, что упраздните проституток? Или они будут из-за дресс-кода в своих притонах больше закрываться? Я не знаю, чего вы добьетесь. Мне кажется, в Церкви есть столько проблем помимо этого... Церковь сегодня влезает не только в светскую жизнь, но и в политику", - заявила Волочкова священнику, который тут же парировал: "Не члену "Единой России", даже бывшему, говорить об этом!"

"Дресс-код необходим! Он может сократить количество разводов. Мужчина, ухаживая за женщиной, будет видеть не только ее формы, он будет разглядывать в ней самое главное - душу", - уверял отец Дмитрий.

Напомним, это уже не первая дискуссия Волочковой с Православной церковью на тему "дресс-кода". На снятой с эфира передаче "НТВшники" в феврале она весьма жестко высказалась по поводу коррупции и лицемерия, царящих в Русской православной церкви Московского патриархата.

"Если вы захотите из всех сделать целок македонских, то девушки, которые в мозгах - проститутки, не перестанут такими быть", - заявила она.

Запись той программы, по словам Волочковой, напоминала партсобрание советских времен. "И было такое ощущение, - написала она в своем блоге, - что отец Чаплин (начальник отдела по взаимодействию Церкви и общества РПЦ МП, формальный автор идеи дресс-кода) выполнял политическое задание - увести общество от обсуждения более серьезных тем. Я предпочла бы поговорить о коррупции в Церкви. Я уже давно возмущаюсь тем, что батюшки позволяют себе ходить с дорогими часами и телефонами".

По мнению балерины, кельи некоторых монастырей по роскоши могут соревноваться с номерами пятизвездочных отелей: "Все в золоте, нет ощущения намоленности". "Мне казалось, что частью жизни представителей Церкви должна быть аскеза, а не телефоны со стразами".