Итальянский актер Массимилиано Кутрера — о комедии дель арте и сценическом фехтовании

 (1)
интервью
Итальянский актер Массимилиано Кутрера — о комедии дель арте и сценическом фехтовании
Pressifoto

В рамках совместного проекта Посольства Италии в Эстонии и Русского драматического театра в эти дни в столице проходят мастер-классы итальянского актера и педагога Европейской академии театра и кино Массимилиано Кутреры, который принимает участие в постановке нового спектакля таллиннцев “Женщина-змея” по пьесе Карло Гоцции. Ставит спектакль Алессио Бергамо, а в предстоящее воскресенье 29 мая Массимилиано Кутрера в 20:00 выступит в Русском театре с лекцией-представлением “Труффальдино, Панталоне, Тарталья и другие…”, посвященной итальянской комедии дель арте. Вход свободный. Пока же мы попросили гостя ответить на несколько вопросов.

- Г-н Кутрера, приятной неожиданностью оказалось, что вы прекрасно говорите на русском.

- Ничего удивительного: я же учился не только в римской Академии искусств, но и в московском ГИТИСе .

- Кстати, именно в ГИТИСе пару лет назад проходил фестиваль “Серебряная шпага”, который собрал тогда команды сценического фехтования из театральных вузов 27 стран. На этом празднике вы были удостоены специального приза ректора ГИТИСа за фехтовальный поединок, который провели с Франческо Гроджа. Что это был за номер?

- Вполне реалистический поединок, где, кроме шпаг, противники были еще вооружены и кинжалами. В Москву на “Серебряную шпагу” мы стараемся приезжать регулярно, и год спустя я поставил и показал в России новый номер — “Бой в доме Бизоньи”, фрагмент которого будет представлен 29 мая в Таллинне на показательном мастер-классе.

- Этот бой вы сами назвали концертным номером.

- На самом деле, это дуэль, и тут речь о двух старых итальянских традициях — комедии дель арте и сценическом фехтовании, где эти традиции сочетаются в неразрывном и целом.

- Подготовка подобных номеров требует не только тщательной, но и длительной работы, на которую, порой, уходит не один месяц. Почему?

- Потому что фехтовальщики должны не только выучить рисунок, порядок движений, но и добиться того, чтобы зрители воспринимали их как вполне реальные, словно в жизни. В таком поединке должна присутствовать не только логика фехтования, но и логика жизни, иначе зритель не поверит в происходящее.

- А что отличает конкретное, реальное, так скажем, фехтование, от фехтования сценического?

- Тут механика другая. В спортивном фехтовании контакт, укол — главное, неважно, как контакт произошел, имеет значение только то, что он случился. В театре же необходимо, чтобы каждый бой превращался в маленькую пьесу, а для пьесы, в свою очередь, всегда важно, как она написана и сыграна.

- К чему вы готовите артистов, которые сыграют в спектакле “Женщина-змея”, с чем их знакомите?

- С языком комедии дель арте, к встрече с маской, к работе с нею. А работать с нею не так просто. Потому что здесь имеет большое значение то, что должно происходить с телом. Если артист “надевает маску” своего персонажа, но продолжает двигаться как обычно, то получается, что мы видим просто человека в маске. А маска — это характер, персонаж и говорит по-другому, и движется иначе.

- А чему учатся те, кто приходят сейчас в Русский театр на ваши мастер-классы?

- Свои занятия я начинаю с пролога, с рассказа о том, кого считают сегодня главным предшественником комедии дель арте, итальянском актере и драматурге XYI века Анджело Беолько, который утверждал, что речь идет о театре с очень давними традициями, и эти традиции надо обязательно учитывать. Если мы хотим знать, куда идем, то должны знать и откуда держим путь. Кстати, в России этот путь известен хорошо. Однажды в истории был период, когда комедия дель арте переживала в Европе время упадка, но в России, благодаря Всеволоду Мейерхольду, Константину Миклашевскому, Евгению Вахтангову произошло как бы ее новое рождение. Ведь биомеханика Всеволода Мейерхольда были ничем иным, как развитием техники актера в комедии дель арте. Так что с Россией у комедии дель арте связано очень много, отсюда она начала свой новый путь в Европу, где к ней обратились и Макс Рейнхардт в Австрии, и Джорджо Стреллер в Италии. А в 1983, кажется, году зрители могли посмотреть комедию дель арте и в Таллинне, прямо на Ратушной площади.

- Массимилиано, знающие люди, между прочим, утверждают, что если фехтовать с женщиной, то мало не покажется, барышни, говорят они, проявляют особую горячность. Что отличает женское сценическое фехтование от мужского?

-( улыбается) Применительно к нашему разговору это станет ясно в воскресенье, когда мы покажем публике результаты нашей работы, представим зрителям фрагменты “Дуэли в доме Бизоньи” и посмотрим, как женщина может фехтовать с мужчиной, и чем это может для него обернуться.