TMW | Pompeya: Англоязычной группе странно было бы строить карьеру, ориентируясь исключительно на Россию


TMW | Pompeya: Англоязычной группе странно было бы строить карьеру, ориентируясь исключительно на Россию
Группа PompeyaФото: фестиваль Tallinn Music Week

партиями поп-рока и стильного нью-вейв-вокала. 30 марта в рамках фестиваля Tallinn Music Week группа даст два концерта в Таллинне. В 14:30 на бесплатной городской сцене в дизайнерском агентстве Velvet и в 23:15 на сцене Station Narva в Erinevate Tubade Klubi.
“70-е, 80-е и музыка этого периода просто великолепны сами по себе. Мы выбираем ее и продвигаем вперед!” — говорят музыканты. После того, как их композиции попали на калифорнийскую радиостанцию KCRW, группа отправилась в тур по США и так там и осталась. На данный момент выпущено чере студийных лонгплея.
В преддверии их визита в Таллинн Дан Ротарь поговорил с бас-гитаристом и соавтором музыки Pompeya Денисом Агафоновым.

“70-е, 80-е и музыка этого периода просто великолепны сами по себе. Мы выбираем ее и продвигаем вперед!” — говорят музыканты. После того, как их композиции попали на калифорнийскую радиостанцию KCRW, группа отправилась в тур по США и так там и осталась. На данный момент выпущено четыре студийных лонгплея.

Почему для экспансии своего творчества и работы над песнями вы выбрали именно США, а не Европу? Как вы попали туда? Что вас приятно удивило и с какими трудностями вы столкнулись?

Все произошло случайно. Первый раз мы попали в Лос-Анджелес в 2012 году: уехали на месяц, успели записать альбом, посмотреть город и влюбиться в него. Америка произвела на нас хорошее впечатление. Вернулись в Москву очень возбужденные и с мыслями продолжать работать в Штатах. В течение следующих шести месяцев по воле случая нам предложил контракт музыкальный лейбл No Shame из Нью-Йорка. Осенью 2012 года мы уже летим в Нью-Йорк для обсуждения того самого “контракта”, благодаря которому случились первые туры по Америке, публикации, съемки клипов и запись альбомов. Мы сотрудничали с лейблом до 2018 года, из-за разных точек зрения на творчество и рабочие процессы нам пришлось разорвать контракт, но все произошло более-менее мирно, и теперь мы продолжаем свой путь в Америке как независимая группа.

Напряженные отношения между США и Россией вносят какие-то коррективы в работу?

Каждый год нам продлевают рабочую визу. Никаких ощутимых проблем мы не испытываем, по-человечески все осталось как прежде — людям нравится музыка, настроение. В последнюю очередь они будут копаться в политике для того, чтобы как-то оценить наше творчество.

Много ли у вас поклонников в США?

Поклонников все больше и больше, мы это чувствуем и замечаем, особенно после хорошего клубного концерта. Мы собираем в крупных городах, таких как Лос-Анджелес (ну, это наш “хоум-таун”), Сан-Франциско, Нью-Йорк, Майами.

Чем отличается подход к творчеству и записи “здесь” и “там”?

По моему мнению, подход одинаковый, но вот условия для этого самого “творчества” — погода, состояние души, эмоции, настроение — все это может сильно влиять на музыку. Порой очень важно творить в определенной климатической зоне. Мы пять месяцев гастролировали и находились в России, вернувшись в Лос-Анджелес начали прослушивать демо-записи нового материала и пришли к выводу, что большая часть материала оказалась… как бы правильно сказать… эм… “грустной”. При этом мы не чувствовали ничего такого в момент, когда это все создавали. Это ощущение пришло позже.

Чему вас научил опыт работы на Западе?

Быть смелее, авантюрнее и не бояться экспериментировать, быстрее принимать решение и чаще просто говорить “да”, даже если ты не совсем понимаешь, как сможешь это все реализовать!

Сейчас интерес к англоязычным группам в России поутих, модно петь на русском. Как эти изменения сказываются на вашей деятельности, аудитории? Меняется ли спрос на вашу музыку?

Изменения — это как сито, через которое просеивается все лишнее. Ничего не могу сказать плохого — интерес к нашей группе со стороны промоутеров и аудитории не иссяк. В этом году будут гастроли по Китаю и Европе. На август мы планируем мини-тур по Западному побережью США. Есть и другие группы, которые хорошо гастролируют, — например, Motorama. Ребята активно выступают по всему миру, они нашли своего слушателя за границами России, и вообще было бы странно англоязычной группе строить карьеру, ориентируясь исключительно на Россию.

Как вы относитесь к разговорам о заимствованиях в вашем творчестве у Duran Duran, The Police, Дэвида Боуи? Это раздражает или наоборот?

Мы выросли на подобной музыке, она звучит, видимо, уже на подкорке нашего мозга. Бывает, после концерта к нам подходят люди постарше и рассказывают, что своей музыкой мы вернули их в то время, когда они ходили на концерты Duran Duran или The Police — это лучший комплимент для нас. Что же касается нашей молодой аудитории, то многие не знакомы с музыкой того периода и у них свои сравнения. Порой очень безумные (смеется).

Существует такая тенденция: люди отвыкают слушать музыку альбомами, относятся к ней менее серьезно и вовлеченно. К чему это ведет? Какое будущее ждет “альбомные” группы, группы вашего направления?

С появлением стриминг-сервисов доступ к музыке стал простым и легким, тысячи исполнителей и сотни тысяч песен. У меня как у меломана голова идет кругом, и я этому очень рад. Отвыкнут ли люди слушать музыку альбомами? Вопрос сложный, для поклонников исполнителя важно, чтобы он выпускал альбомы и благодаря песням на этих альбомах создавал сет-лист живого концерта. Однако чтобы знакомить нового слушателя со своим творчеством, система целого альбома скорее всего не подойдет.

Но тут нам поможет система плейлистов, где разнообразные артисты представлены одной-двумя “хит-песнями”. Слушатель имеет возможность выбрать понравившегося артиста и уже тогда перейти к библиотеке его альбомов. Так что все не плохо, нужно выпускать и альбомы, и синглы и стараться попасть в как можно большее количество плейлистов.

Есть ли у вас коллаборация мечты?

Интересный вопрос. Мне нравится World Music, артисты, работающие в этом стиле, такие как Khruangbin, Kikagaku Moyo или легендарные Cymande, Bombino. Было бы классно встретиться с ними, посидеть на студии, показать песни, да и просто провести время, обмениваясь опытом. Интересно было бы поработать с Адамом Бэйнбриджем, больше известным как Kindness. Может быть, Марком Ронсоном.

Что вам больше нравится — гастроли или студийная работа?

Гастролей без студийной работы не бывает, для начала все же приходится записать что-то новое и уже потом отправляться в тур.

Как вы работаете над песнями — отталкиваетесь от эстетики, музыкальных или текстовых фраз? Или осознанно конструируете трек в определенном стиле?

Мы часто пишем джем-сессии с драм-машинкой, накидывая интересные нам басовые риффы и мелодии гитар. Бывает, что у кого-то из нас уже есть аранжировка с ритм-секцией и мелодией. Даня может принести почти готовую песню, и мы в процессе начнем работать с ней. Вариантов всегда много.

Как вы можете охарактеризовать нынешнее состояние музыкальной сцены в России?

Если воспринимать музыкальную сцену России, сфокусированную исключительно на русском языке, то все довольно интересно: есть новые артисты от пост-панка до поп-музыки, но, наверное, сейчас самый заметный жанр — это рэп-музыка. Я думаю, вы всех сами знаете. Что же касается новой англоязычной музыки из России, нацеленной на остальной мир, то этих артистов по пальцам одной руки можно перечислить. Мне всегда нравился пример со Швецией, которая, обладая своей уникальной культурой и языком, смогла завоевать сердца и уши во всем мире. Вспомните ABBA, Roxette и более современных The Knife.

Вы впервые посетите Эстонию? Чего вы ожидаете от фестиваля TMW, какие цели преследуете?

Да, это будет наш первый раз. Мы бывали на похожих мероприятиях — на Reeperbahn Festival в Гамбурге и SXSW в США. Это всегда будоражит и вызывает интерес — новые знакомства, музыка. Уверен, TMW станет для нас запоминающимся событием!