Попка краником и гладко выбритая змея: самые бессмысленные хиты российского шоу-бизнеса

 (4)

Что уж душой кривить: за глубиной идеи в тексты поп-исполнителей нырять не стоит. На то она и легкая (а не классическая) музыка, чтобы развлекать слушателя. Но часто в творчество того или иного артиста закрадывается откровенная околесица. Почти у каждого вокалиста есть песня в жанре “ой, что это было?”. “КП” собрала несколько самых известных и попыталась понять, как так вышло.

Филипп Киркоров, “Зайка моя”

Хит Филиппа Киркорова создал не кто-то, а Сергей Касторский — известный композитор и поэт. Он написал более 500 композиций почти для всех столпов российской эстрады. Его песни пели Эдуард Хиль, Людмила Сенчина, Михаил Боярский, Лев Лещенко, Лариса Долина, Иосиф Кобзон, Эдита Пьеха, Людмила Гурченко, Алла Пугачева и, конечно, Филипп Киркоров. “Зайка моя” вобрала в себя самый заурядный синонимичный ряд, связанный с двумя половинками одного целого. В 1995 году это было забавно: банька — тазик, дверца — ключик, бережок — речка, фитилек — свечка и так далее. Сам Киркоров называл свой хит рэпом и “песней-дурой”, которую попросила спеть Пугачева. Отказать любимой жене Филипп Бедросович не мог. Через два года “Зайку” спародировал в песне “Ау” Ляпис Трубецкой, придумав припев: “Ты невеста — я фата, ты желудок — я еда, ты мелодия — я баян, ты Роксана — я Бабаян”.

Аркадий Укупник, “Свадебный марш холостяка”

После этого шлягера Укупника склоняли во всех юмористических передачах — от КВН до Comedy Club. А строчки: “Я на тебе никогда не женюсь. Я лучше съем перед загсом свой паспорт” стали гимном всех закоренелых холостяков. Все бы ничего, но лирический герой в песне Аркадия явно противоречит сам себе: сначала признается, что влюбился в “дивчину гарную”, а потом готов бежать от нее в Антарктиду и пустыню Гоби. Так или иначе, а песня запомнилась: полгода назад в Новосибирской области на суде мужчина предъявил паспорт, где на страницу для отметок о семейном положении был вписан культовый припев хита Укупника.

Катя Лель, “Муси-пуси”

Вещь из альбома с не менее блистательным названием “Джага-джага” впервые прозвучала в 2004 году. Слова хита говорят сами за себя:

“Муси-муси, пуси-пуси, миленький мой. Я горю, я вся во вкусе рядом с тобой. Я, как бабочка, порхаю над всем, и всё без проблем, я просто тебя съем”. Бессвязность текста зашкаливала. Но, положив слова на бодренькую привязчивую мелодию, композитор Максим Фадеев попал в точку. Трек зазвучал на всех радиостанциях. К слову, Фадеев прекрасно умеет писать глубокие и тонкие вещи. Да и Катя Лель — обладательница диплома Гнесинки — как-то дала свою кассету Льву Лещенко, и мэтр оценил ее. Значит, “Муси-пуси” была просто коммерческим расчетом, который сработал. Кстати, остальные песни Кати из этого альбома были выдержаны в едином стиле: “Попробуй муа-муа, попробуй джага-джага, попробуй у-у, мне это надо, надо. Опять мне кажется, что кружится моя голова, мой мармеладный, я не права”. Такая вот джага-джага.

Маша Распутина, “Отпустите меня в Гималаи”

Харизматичная девчонка из Кемерова решила взять российский шоу-бизнес нахрапом. И получилось! После распада СССР певица была одной из первых, кто начал эксплуатировать полуоткрытую грудь и оголенные ноги — до того как это стало массовым явлением. Мужчины были в шоке, когда разухабистая деваха призывала: “Отпустите меня в Гималаи в пеpвозданной побыть тишине, там pаздеться смогу догола я, и никто не пpистанет ко мне”. Смысл песни отходил на второй план. Да и был ли он? Насладимся: “Отпустите меня в Гималаи, отпустите меня насовсем, а не то я завою, а не то я залаю, а не то я кого-нибудь съем”. Похоже, это наследие голодных 90-х: исполнителям непременно хотелось кого-то сожрать.

Александр Буйнов, “Пустой бамбук”

Песня, музыку к которой написал Александр Буйнов, а потом сам и исполнил, могла бы стать гимном офисного планктона: “Напрягает яйцерезка, и любовница все соки выжимает — напрягает. Напрягает работа и забота идиота, напрягает пустота… И трамвай, что меня переезжает, напрягает”. А слова припева могут принадлежать современному столичному хипстеру, коротающему время за селфи: “Я бамбук, пустой бамбук, я московский пустой бамбук”. Буйнов сам признавался, что именно эту песню поклонники считают самой бессмысленной в его творчестве. А ведь в ней заложена глубокая философия: бамбук — восточный символ несгибаемости и стойкости. Есть даже привет Сергею Есенину.

- У меня в гостях были Алла Пугачева и Саша Барыкин, — вспоминал Буйнов, после того как родился шлягер. — Мы вышли на кухню с Александром, и он рассказал, что занимается гимнастикой ушу. И в ней есть такое упражнение — “пустой бамбук”. И показал: стоишь у стенки, дышишь, пропускаешь через себя космические силы. И становишься “пустым бамбуком”, потому что, когда это упражнение родилось в Китае, водопроводные трубы там делали из полых бамбуковых трубок. Я тут же сел за фортепиано и сделал припев: “Я бамбук, пустой бамбук”. Потом добавил: “Я московский озорной гуляка” — и получился “Московский пустой бамбук”.