Таллинн кинофестивалит

 (7)

Фестиваль "Темные ночи", программа которого основана на фильмах, выдвинутых на соискание Премии Европейской киноакадемии (в списке номинантов — 20 фестивальных фильмов) и на "пятерке" претендентов на вожделенный "Оскар", обеспечил аншлаг всем таллиннским киноплощадки.

Как и обещали организаторы, зрители смогут оценить истинный вес многих наград ведущих кинофестивалей мира.

Беглый взгляд на программу останавливает внимание на колоритных названиях : "Intimus", "Рornographer" и т.д. Причем, билеты на эти сеансы уже распроданы. Но представлено на фестивале и другое кино.

Малый зал "Космоса" был полон. Баловень Каннского фестиваля Мерзи Мешкини привлек зрителей повествовательным названием "День, когда я стала женщиной". Три периода в жизни женщин охватывает режиссер (он же автор сценария и продюсер): детство, молодость и старость.

В детстве героиня еще может лизать одну конфетку на двоих со своим приятелем без всякого закадрового смысла. Становление молодой женщины определил день, когда она переломила весь род мужской своим упрямством и… таки уехала на велопробег.

В старости осуществилась вечная женская мечта — накупить шикарных вещей на откладываемые всю жизнь средства и не успокоиться на этом, так как самая главная мечта осталась неотоваренной. Вот она, родимая, в цветном узелке на пальчике, так и не дает женщине успокоиться до самой смерти. Потому как она — настоящая Женщина.

Кто посмелее и не падок на "кричащее" название, может рискнуть и сходить на ничего не говорящий тайтл "Би, Ба, Бо". Творение узбекских кинематографистов, редкий гость западных кинофестивалей. Режиссер фильма Али Хамраев, известен зрителю по "истерну" семидесятых "Седьмая пуля". Но не только название ничего не говорит, но и герои фильма не произносят ни слова. Потому что и не люди они вовсе. А так… самцы.

Вследствие катастрофы юная русалка пустынь теряет все, все кроме красоты. Попадает она в странную местность. "Шамбала" сия населена сплошь дикими обитателями, наделенными авторами всевозможными пороками. Быт, культура, язык - не поддается определению. Мужик он и в пустыне — дикий мужик. Любит Азия обобщения. Вот и последовательно разделились на кино мужское и женское.

А дальше следует кино русское — ему особое наше внимание. Как там на просторах бывшей великой кинодержавы?

Со скандальной истории началась судьба фильма "Место на земле" Артура Аристакисяна. Организаторы сочинского "Кинотавра" поспорили из-за картины с каннскими дебютными неделями. Кроме этого, фильм принимал участие в авторской программе Петра Шепотинника на Московском кинофестивале.

Авторы добились желаемого результата.

Фильм повествует о несчастных бомжах, об их жизненной философии, отяжеленной психическим нездоровьем. Всех, кто не съел жареных крыс до просмотра — натурально тошнило, зрители Дома кино, знакомые с шоковой экранной терапией, не выдерживали этого тенденциозного зрелища и уходили из зала. Максим Горький со своей пьесой "На дне" оказался на высоте человеколюбия и гуманности.

И для контраста — впечатления о модной ныне кинематографии Китая. Я шагаю по Пекину… Нет, еду-еду я по свету у прохожих на виду. Нет "Я люблю Пекин"! Вот теперь правильно! Почему приходят на ум слова из старых песен, да потому что фильм сделан по законам почивший в бозе социально-политической формации Советского Союза. Вот только с романтической идеей авторы не разобрались, как ее создать для зрителя на экране. В целом фильм выглядит как видовая прокладка меж телевизионными программами. Да еще модельные агентства Пекина скинулись на кинопортреты своих фарфоровых див. Глянцевый журнал "Пекин сегодня"!

А сегодня, 4-го декабря, на фестивале ударный день. В центре "Сакала" в 20.00 лучший европейский фильм года — "Амели" (Франция). Там же в 22.00 — победитель Берлина — "Интимность" Патриса Шеро (Франция-Италия). В малом зале "Космоса" для любителей экзотики "Продавщицы бетеля" (Тайвань-Китай-Франция) в 20.00 и, пожалуй, на сегодня хватит.