Телевизор, апельсины, никакой работы — будни Ефремова в СИЗО

 (6)
Телевизор, апельсины, никакой работы — будни Ефремова в СИЗО
screenshot - youtube

В четырехместной камере для курящих три человека — кроме Ефремова, еще два соседа: один обвиняется в коррупции, другой — в распространении наркотиков. Такие условия в “Воднике” считаются “люксовыми”. Телевизор в камере есть, но без платных каналов, — сообщает “КП”. Не отель, но условия для жизни вполне сносные.

На питание Ефремов не жалуется — мол, после Советской армии ко всему привычен.

“Выбор напитков в изоляторе небогатый, в ходу, в основном, чай. А вот меню, наоборот, относительно разнообразное, — рассказал Иван Мельников, вице-президент российского подразделения Международного комитета защиты прав человека. — Много лет, пока я работал в ОНК, мы с коллегами добивались улучшения рациона. Кроме того, за деньги в СИЗО можно заказать самые разные блюда, есть даже шашлык по демократичным ценам: 700 граммов за 10 евро”.

У Ефремова, также как и других арестантов, деньги лежат на специальном счету: тратить их можно только на товары в магазине ФСИН. Постояльцам либо приносят список в камеру, либо они сами делают заказ в специальном терминале. Ассортимент товаров для подозреваемых и обвиняемых находится в открытом доступе — на сайте ФСИН Покупка. Здесь можно заказать как горячие обеды и продукты питания, так и предметы первой необходимости — дезодорант, шампунь, банные принадлежности и т.д.

Читайте также:

Так, например, в СИЗО №5 биточки куриные с отварным картофелем обойдутся Михаилу Ефремову в 2 евро (на самом деле, конечно, платить надо рублями, но мы сразу переводим для удобства), полкило блинов без начинки — в 3,7 евро, жаркое по-домашнему — в 2,4 евро, килограмм апельсинов — 2 евро. Для любителей фастфуда есть даже гамбургер с рубленым бифштексом за 2 евро, для сладкоежек — торт Тирамису за 17 евро, а для ценителей высокой кухни — утка по-пекински за 30 евро.

Подъем в СИЗО — в 6 утра, отбой — в 22.00. “После подъема гражданам запрещается лежать под одеялом, если нет соответствующих медицинских показаний, — продолжает правозащитник. — Но можно лежать на покрывале, это не противоречит регламенту. Трудовых обязанностей в СИЗО нет, хотя многие хотели бы чем-то заниматься. Сидеть без дела по много лет достаточно тяжело. После перевода из карантинной камеры в обычную у Ефремова появилась возможность ходить в спортзал, где он может играть в настольный теннис, заниматься на тренажерах. Есть там гири, гантели и всевозможные штанги, но как я понял, Михаил Ефремов — человек неспортивный, вряд ли он будет часто туда захаживать”.

Родственники актера собираются передать ему скрэббл (“Эрудит”) и другие настольные игры. Однако, такую посылку могут и завернуть. “Официально это не запрещено, но администрация СИЗО зачастую воспринимает это как азартные игры, нарушение режима, — говорит Иван Мельников. — Кроме того, не должно быть ограничений по объему передачек, ведь гражданин еще не признан виновным. Если говорят до 30 кг в месяц, это уже инициатива местной администрации, которая не хочет разбирать слишком много продуктов.

Первое время в изоляторе актер может встречаться только с адвокатами. Каждое свидание с родными, также как и каждый (!) телефонный звонок — строго с разрешения суда. Много времени постояльцам СИЗО не дают: встречи обычно длятся не более часа.