Актриса Анна Сергеева: мужскую роль можно сыграть и в платье

 (2)
Anna Sergejeva, Vene teater
Anna Sergejeva, Vene teaterFoto: Tiit Blaat

Эстоноязычной публике актриса Русского театра Эстонии Анна Сергеева наиболее знакома по фильму «Товарищ ребенок» („Seltsimees laps“) и по роли Марии в сериале «Счастливые с 13-й улицы» („Õnne 13“).

Анна Сергеева родилась в Киеве, но ее семья переехала в Таллинн, когда Анне было всего два месяца. Здесь она окончила таллиннскую Ляэнемерескую гимназию, после чего отучилась в Киевском национальном университете театра, кино и телевидения. А пять лет назад Анну вместе с ее супругом, актером Виктором Марвиным, пригласили на работу в Русский театр Эстонии.

- Пять лет назад ты переехала обратно в Таллинн, а до этого работала как в Киеве, так и в Москве…

- Да, пять лет я училась в Киеве, а потом там же три года работала в Новом драматическом театре на Печерске. Это маленький, но замечательный театр, и мне нравилось направление, которого он придерживался. Актеры могли сами выносить предложения о создании новых постановок. И выступать в них в роли как режиссеров, так и продюсеров.

Читайте также:

Вместе с одной коллегой мы поставили там спектакль по Достоевскому, “Страсти по Идиоту”. Показывали его и таллиннской публике.

“Театральный спектакль — это совместный труд актера и писателя. Я сама становлюсь одним из авторов. Это стало для меня большим открытием”.

На протяжении года я играла в Москве в мюзикле “Русалочка” от компании „Walt Disney“. У меня была роль второго плана, одной из сестер главной героини Ариэль. Было по-настоящему сложно, поскольку показы шли по восемь раз в неделю. У мюзикла было три состава актеров. Мне как драматической актрисе в творческом плане этого было мало, а для работы над другими ролями оставалось слишком мало времени.

- Когда вспоминаешь о своей учебе, приходит ли на ум какой-то поворотный момент, когда ты поняла для себя, что да, теперь актерство точно приобрело для тебя какое-то новое значение?

- Да, конечно. Это было в конце учебы. Или, может быть, уже после ее окончания. У меня было два очень важных для меня педагога. В особенности я бы отметила Александра Крижановского, который также работал художественным руководителем киевского Нового театра на Печерске. Важную роль сыграл для меня и [бывший] художественный руководитель Русского театра Эстонии Игорь Лысов.

Благодаря им я поняла — нет такого, что в качестве актрисы я нахожусь где-то в самом низу, а Пушкин и Достоевский при этом пребывают где-то высоко-высоко наверху. Нет такого, что мне нельзя заниматься ничем другим, кроме как пытаться понять, что они хотели сказать, и только претворять в жизнь их мысли.

Если в тексте пьесы написано, что здесь находится дверь, а там — окно, и герой повествования должен сейчас заплакать, то это сделано для человека, который читает текст, чтобы ему было интересно. Но это сделано не для меня как для актрисы.

Александр Крижановский и Игорь Лысов учили меня понимать, что и я тоже являюсь творческой личностью, что я тоже — часть театра. А эти авторы, которых я, конечно, очень-очень уважаю, не являются людьми театра. Они писатели, как и, например, Чехов. Театральный спектакль — это совместный труд актера и писателя. Я сама становлюсь одним из авторов. Это стало для меня большим открытием.

Во время учебы для меня важно было также осознание того, что в театре нет правильных и неправильных ответов. Подчас слышно, что про спектакли говорят — это был правильный Чехов или правильный Гоголь. Но с чего вы это взяли? По телефону у них спросили, что ли? (смеется)

- Почему вы решили уехать из Киева и из Москвы? Это же большие столицы, где много всего происходит, где больше событий в культурной и, в частности, в театральной жизни…

- Мне было легко вернуться в Таллинн. Здесь я дома. На то, чтобы приспособиться к жизни в Киеве, ушло много времени. Киев очень дорогой, там много машин, каждый день приходится преодолевать огромные расстояния.

В фильме “Товарищ ребенок” Анна Сергеева сыграла роль посетительницы парикмахерской, актрисы Галины, которая поразила своей красотой главную героиню.
Кадр из фильма

- Переезд в Киев стал культурным шоком?

- Немножко, конечно. Я выросла в Эстонии, где привыкла к тому, что все здесь точно, конкретно и работает как должно, будь то, например, банк или общественный транспорт. С Украиной же дела обстоят иначе. Такое ощущение, что всюду царит сплошной хаос. Как люди вообще так живут?

“Про спектакли говорят — это был правильный Чехов или правильный Гоголь. Но с чего вы это взяли? По телефону у них спросили, что ли?”

Например, съемочный процесс в Эстонии обычно проходит очень точно, по расписанию, и мне это нравится. Если есть график, то обычно ему следуют. В России и Украине с этим все иначе.

В Эстонии все автоматизировано и работает через интернет. Так проще жить. Не надо тратить час, чтобы ехать в банк или зайти за документами.

Русскоговорящие эстонцы или эстонские русские заметно отличаются от киевлян. Там меня поражало, что каждый незнакомец может заговорить с тобой посреди улицы или в кафе, в магазине. Например, я где-то беседую с другом, а кто-то вдруг вмешивается в наш разговор и, например, начинает лезть со своими советами. Это выше моего понимания (смеется). Поначалу было сложно с этим свыкнуться.

- Известно ли тебе, как война повлияла на украинскую театральную жизнь?

- Когда все это набрало серьезные обороты, я уже была в Эстонии. Но мои друзья-актеры рассказывают, что теперь работы у них даже прибавилось. Раньше, когда Украина и Россия были очень близки друг другу, в украинских сериалах основные роли часто играли российские актеры. После вспышки конфликта это положение дел изменилось.

- Если вернуться к Русскому театру, где ты сейчас работаешь, как бы ты его охарактеризовала? В чем его особенность?

- В Русском театре мне нравится и играть, и смотреть классику. Но сейчас наш театр старается делать и современные вещи.

Я фанат классики, но классику можно ставить по-современному. Это не значит, что в спектакле на основе классического произведения вместо костюмов актеры надевают джинсы. Дело скорее в темах, которые по сей день остаются актуальными.

Например, у нас есть очень популярная постановка “Преступление и наказание”. На первый план там выведены заданные Достоевским вопросы, которые по своей сути вечные и нисколько не устаревают. Так же и с “Зойкиной квартирой” [по Булгакову].

Театральное искусство развилось настолько, что больше нельзя взять какую-то пьесу и поставить ее точно так же, от начала и до конца. Думаю, это прекрасно, если режиссер берет какое-то произведение и фантазирует на его основе. Осенью у нас вышел спектакль “Руслан и Людмила”. Эта поэма множество раз ставилась и в форме драматического спектакля, и как опера. Больше нет смысла снова ставить ее по написанному. Для привнесения чего-то нового необходимо размышлять, фантазировать, и я не вижу в этом ничего плохого.

- А можешь привести пример какой-то классической постановки в современной обработке, которая тебе особенно запомнилась?

- Например, в школе драматического искусства Анатолия Васильева [российского режиссера с мировым именем] женщины могут исполнять мужские роли. Это тоже очень интересно. Хороших мужских ролей очень много.

Например, в “Идиоте” я играла роль Рогожина, но все равно была в платье и выглядела так, как обычно, с косметикой и длинными волосами. Но то, как выглядит Рогожин, не имеет первоочередного значения. Важнее то, что он говорит.

- Эстоноязычная публика знакома с тобой, прежде всего, по фильму “Товарищ ребенок”, где ты сыграла маленькую, но запоминающуюся роль Галины. Кто-то знает тебя и по новому сезону сериала “Счастливые с 13-й улицы”. Как тебе достались эти роли?

- Мне позвонил Юри Яанус [продюсер сериала] и спросил, хочу ли я участвовать. До этого я уже снималась в сериале “Офисная месть” (“Kättemaksukontor”), где в одной из частей у меня была главная роль, роль настоящей эстонки. Там же я сотрудничала и с Айном Проса [режиссером “Счастливых с 13-й улицы”].

Для съемок в “Товарище ребенке” я все-таки должна была пройти кастинг. Получился замечательный и очень душевный фильм, посмотрела его аж два раза. Хелена-Мария Рейснер и Тамбет Туйск просто прекрасно играют свои роли.

Скоро в прокат выйдет художественный фильм “Райн”, в котором я тоже участвую.

- Николай Бенцлер называет себя “дежурным русским”, потому что постоянно, если где-то есть роль русского, то зовут именно его. У тебя возникало похожее ощущение?

- (смеется) В театре у меня все-таки разные роли.

Хотя всегда забавно читать сценарий, в котором пересекаются русские и эстонцы. У них все равно сохранюется какие-то проблемы, и из этого может возникнуть та или иная веселая ситуация. Любопытно, что это единственная тема для шутки, которая у них может появиться (смеется). Но меня это не беспокоит, такие ситуации действительно могут быть смешными. Порой они не могут понять друг друга, да и менталитет отличается.