"Я хочу, чтобы с мнением простых людей считались"

 (28)
интервью с режиссером документального фильма об огородах у Таллиннского аэропорта
Aljona Suržikova
Aljona SuržikovaFoto: erakogu

"Отдаление от природы ведет к болезням, а отрицание природы - к смерти. Люди страдают, потому что заменили природу техническим прогрессом", - говорит один из героев нового фильма эстонского документалиста Алены Суржиковой "Не моя земля" ("Suur-Sõjamäe"). Выходящий в четверг, 6 сентября, на экраны кинотеатров фильм рассказывает о судьбе людей, чьи огороды оказались на территории Таллиннского аэропорта, в связи с чем участки были уничтожены.

“Хочется верить, что мой фильм внесет свой вклад в развитие гражданского общества. Хочется верить, что он сможет помочь огородникам. Хочется верить, что все люди, которые посмотрят фильм, станут более внимательными к себе и к окружающим”, — говорит режиссер фильма Алена Суржикова в интервью порталу Delfi.

Чем привлекла тебя эта тема и эти герои? С чего начался этот фильм для тебя?

В 2008 году я увидела очень драматическую ситуацию на огородах возле Таллиннского аэропорта. Не знаю, по каким причинам происходил снос огородов в то время, но это было грустное зрелище. Бульдозер закапывал маленькие домики, а также все, что в них было, на столах стояла посуда, на вешалках висела одежда, и все это уходило под землю. Было такое чувство, что целая эпоха уходит в никуда. Бабушки плакали! Был какой-то хаос. Мы с Сергеем Трофимовым решили, что будем снимать фильм, пока всю эту территорию не уберут, так как тут есть конфликт старого и нового времени, технического прогресса и связи человека с природой.

Какой ты видишь роль этого фильма в контексте всей Эстонии? Несет ли он, по-твоему, что-то не только отдельному зрителю, но и обществу в целом?

Хочется верить, что мой фильм внесет свой вклад в развитие гражданского общества. Хочется верить, что он сможет помочь огородникам. Хочется верить, что все люди, которые посмотрят фильм, станут более внимательными к себе и к окружающим. Важно быть ближе к земле. Мы — дети природы. Как говорит один герой фильма: “Отдаление от природы ведет к болезням, а отрицание природы — к смерти. Люди страдают, потому что заменили природу технологическим прогрессом”.

Мой папа мне всегда говорит: “Алена, помни, как писал Пушкин: ”… и чувства добрые я лирой пробуждал”. Вот и ты должна пробуждать добрые чувства”. Главное, чтобы эти добрые чувства проснулись. Пусть люди станут ближе друг к другу. Эстонцы пусть поймут нас, русских, молодые пусть поймут стариков. Горожане пусть поймут деревенских жителей. Я за мир, за дружбу. Герои моих фильмов — это всегда простые люди. Я их очень люблю. Как сказал один режиссер, кино можно снимать про тех, кого ты любишь, или про тех, кого ты ненавидишь. Я люблю своих героев.

Я хочу, чтобы с мнением простых людей считались. И я говорю не только про огороды возле Таллинна. Вокруг полно историй, когда за людей решают их судьбы. И решают даже не тут, а где-то в Брюсселе. Что принесет простым людям строительство новой скоростной железной дороги? Повышение цен на билеты? У жителей Рапламаа, Пярнумаа, Ярвамаа и т.д. спросили, нужна им эта скоростная дорога? Решение приняли в Брюсселе, а нам только дали время решить, где эта дорога пойдет. И мы решаем на таком уровне — давайте только не по моему огороду. Почему у людей не спрашивают? Это касается и строительства больших дорог. Люди страдают от цивилизации. У нас есть права и за них надо бороться. Я хочу, чтобы в Эстонии было сильное гражданское общество. И, конечно, тема стариков. Как много вы знаете о своей бабушке? О своих родителях? Хочется верить, что мой фильм даст возможность людям стать ближе. Человек предполагает, а Господь располагает. Посмотрим, что этот фильм даст людям. Какая будет реакция, какие отзывы.

Столкнулась ли ты во время этих съемок с чем-то неожиданным для себя?

Я не знала, что земля — это магия. Люди, которые работают на земле, лучше выглядят. Зимой, когда герои фильма сидели дома, они были вялые и грустные, а летом они, как цветы, распускались. Это тоже фраза из фильма: “Две недели поковыряешься с лопатой, глядишь — и ожил вместе с садом”.

Съемки фильма продолжались несколько лет, с чем это связано? Сталкивалась ли ваша команда с какими-либо сложностями?

Мы решили снимать фильм в 2008 году. Полнометражный фильм обычно делается три года. Год — на развитие идеи, год — на съемки и потом уже выход картины. Мы не сразу получили финансирование. Эстонский фонд кино (Filmi sihtasutus) сначала нам денег не дал. В 2009 году мы думали, что снимать фильм будет Максим Голомидов. Хотелось сделать очень эстетическую картину. Вопрос красивой картинки или правды жизни всегда очень важен для меня. Максим очень талантливый оператор с прекрасным видением мира. Документальное кино очень сложно снять за маленькое количество съемочных дней. Поэтому надо решать: заказать дорогого оператора, снять красивую атмосферу или снимать саму жизнь, ждать ситуаций, событий, следить, наблюдать…

Надо снимать долго, ловить момент. Сценарий документального кино диктует сама жизнь. Пока у нас не было денег, мы не могли никого брать на работу, работали сами. Нам помогал Глеб Климов, замечательный оператор из Университета кино и телевидения в Петербурге, который мы вместе окончили в 2008 году. Съемки Глеба не вошли в фильм, так как все зимние сцены были вырезаны в последней версии монтажа.

В 2011 году мы получили деньги от Эстонского фонда кино и Kultuurkapital. Когда герои привыкают к тебе, то сложно и уже не нужно менять технику съемки, а ведь все операторы работают по-своему. Мешать стили съемки я тоже не хотела.

Сложностей было много, начиная с того, что на огородах много бандитов, хулиганов. Там зона без правил. Мы снимали на участке одной героини, это было в 2011 году, когда объявили, что снова будет снос, и все хулиганы, мародеры, как коршуны, налетели на участки бедных пенсионеров. Однажды во время съемок прямо днем высокий мужик схватил сумку  с крыльца дома и пустился наутек. Я побежала за ним. Бегу, кричу, плачу. Огромный мужик крепкого телосложения, неужели нет другого способа заработать? Бегу и думаю — если я его догоню, что делать? Но все равно бегу и кричу. Не догнала. Это был шок. Я ревела. Как так может быть? Прямо днем воруют у стариков! Где совесть? Почему так? А герои фильма говорят: “Ну, бомжей и бродяг надо подкормить, кто о них позаботиться?” Такие простые человеческие слова. Бабушки, у которых 200 евро пенсия, которые сами еле-еле выживают, еще думают о том, как помочь бездомным.

У Николая Тихонова было хорошее стихотворение по этому поводу:

Мы разучились нищим подавать,
Дышать над морем высотой соленой,
Встречать зарю и в лавках покупать
За медный мусор — золото лимонов.

Видели ли фильм твои герои? Если да, то каковы были их реакции?

Пока мой фильм видели только два героя. Тимо Тоотс, художник, который делал на территории огородов Суур-Сыямяэ всякие инсталляции, написал мне после просмотра фильма: “Хорошо, что моя часть в фильме небольшая. Жаль, что фильм вышел только сейчас. Я теперь лучше понимаю людей с огородов”. И одна героиня видела фильм. Ей тоже понравилось. Я очень волнуюсь, что скажут остальные после показа в кино. На премьеру придут около 25 огородников. Мы позвали всех, кого снимали, несмотря на то, что в фильм многие истории не вошли.

Каждый проект оказывает влияние на автора, он может изменить его жизнь. Что-то изменилось в твоей жизни в связи с фильмом “Не моя земля”?

Этот фильм и правда поменял нашу жизнь. Мы продали купленную в кредит квартиру в Ласнамяэ и на оставшиеся деньги купили старый дом в деревне. Мы хотим жить в деревне. В фильме “Брат-2” есть такой вопрос: “В чем сила, брат?” Там звучит ответ, что сила в правде. Я думаю, что сила в земле. Надо работать на земле, надо самим выращивать свою еду, не потому, что нельзя купить, а потому, что это правильно — есть то, что у тебя выросло. Надо, чтобы дети видели, как растут овощи. Надо, чтобы дети помогали работать. Радоваться, когда приходит осень, опадают листья, и их надо собирать. Радоваться, когда выпадает снег. Топить печку. Весной сажать огород. Работать. Движение — жизнь. В городе картинка за окном не имеет значения. Ты сидишь в квартире, и все остальное — только фон. А в деревне каждое время года несет свою работу, и в этом сила.

В данный момент ты занимаешься и проектом “Живи на все сто”. Не помешала ли тебе это в работе над фильмом?

Весь год работаем над проектом “Живи на все сто”, который, кстати, с 12 сентября будет в эфире ЭТВ2. В общем-то закончили работу над фильмом уже какое-то время назад. Чтобы фильм вышел хорошим, над ним нельзя все время работать, надо откладывать на какие-то периоды, а потом опять возвращаться — с новыми идеями, планами и задумками. Фильм должен немного полежать, потом надо посмотреть свежим взглядом.

А на телевидении есть задача: снял, смонтировал, сдал. Ритм и темп работы телевидения очень высоки, поэтому я очень люблю чередовать кино и телевизионные программы. Телевидение для меня — как тренажер. В жизни есть такое правило — чем больше делаешь, тем больше успеваешь. Мы думали, когда лучше сделать премьеру — весной или осенью? И решили, что осенью лучше. Время сбора урожая. И вот уже решили, что показ в кино начнется с 6 сентября, и я узнаю, что7-8 сентября — День бабушек и дедушек. Я думаю, что это знак свыше. Сводить бабушку в кино — это же так просто!

Документальный фильм “Не моя земля” (“Suur-Sõjamäe”) выйдет на экраны эстонских кинотеатров 6 сентября. В Таллинне фильм будет показан в кинотеатрах Artis и Coca-Cola Plaza, в Нарве — в кинотеатре Astri с 6 по 12 сентября. Фильм также можно будет увидеть в кинотеатре Helk в Марьямаа 6 сентября в 17:00; 18:00; 19:00; 20:00.

“Современный “Вишневый сад” вокруг Таллиннского аэропорта. Многие герои фильма приехали в Эстонию по распределению со всех концов СССР. Сначала не стало страны, а теперь не будет и огорода, давным-давно полученного от завода, которого тоже уже нет, а все это вместе — уходящая эпоха, уходящая жизнь человека. Потеря связей с землей, развитие технологического прогресса оставляет за бортом старое поколение ушедшей эпохи. Вокруг Таллиннского аэропорта из-за расширения взлетных полос люди теряют землю, на которой они более тридцати лет выращивали сады, растили детей и внуков, дружили. Огородники — бывшие работники заводов Таллинна, которые закрылись в 90-е годы. Фильм снимался для широкой аудитории, он о судьбах наших бабушек и дедушек, мам и пап”.

Создатели фильма: автор и режиссер — Алена Суржикова, редакторы — Марье Юрченко, Виркко Лепассалу, оператор — Сергей Трофимов, колорист Максим Голомидов, монтаж — Алена Суржикова, Юлия Исхакова, звуковой монтаж — Тийна Андреас, Юри Вагнер, производство: Diafilm 2013.