8. Все мужчины – маменькины сынки

Это был канун Нового года, снег засыпал улицу, и Дженни прижалась ко мне и спросила, могу ли я вообразить празднование с ней и ее маленьким сыном, а не с мамой. Конечно, не мог. Больше я Дженни не видел.

Моя мама отдала мне жизнь, целовала мои больные места и до поздней ночи вязала слоников для пальчиков, чтобы на следующее утро я не выглядел дураком на уроках труда. И должен ли я менять маму на женщину, которая не стала бы измерять мою температуру и варить суп с такой же преданностью?