Еда в истории: от пищевых бунтов до кондитерского терроризма

 (2)
Эрнст Лисснер "Соляной бунт на Красной площади"
Эрнст Лисснер "Соляной бунт на Красной площади"Lady.mail.ru

Сегодня еда в истории играет преимущественно имиджевую роль: чего стоят одни только кулинарные споры о том, какую страну считать родиной шарлотки или кто и где первым приготовил соус бешамель. Однако с едой были связаны и куда более глобальные события мировой и отечественной истории, среди которых — народные бунты, кровавые трагедии и даже террористические акции. О самых впечатляющих — читайте в статье.

В наше относительно спокойное время сложно представить, что целый город способен поднять восстание из-за продуктов питания. А вот царю Алексею Михайловичу было не привыкать: в его правление подобные неприятности случались. И не раз. Чаще всего причиной беспорядков была недальновидная политика двора. Так, в 1648 году в Москве из-за взяточничества властей и высоких налогов (одним из которых был налог на соль) вспыхнул бунт, позже названный историками “соляным”. Сейчас подорожание соли мы вряд ли бы заметили, но в те времена соль была главным консервантом. Ее дороговизна практически обрекала людей на голодную зиму, так как запасы сделать было невозможно, пишет Lady.mail.ru.

Через два года после “соляного” бунта из-за правительственных спекуляций с хлебом в Пскове произошел “хлебный” бунт. В 1650 году было очень дождливое лето — и урожай не удался. А стратегический запас зерна, который хранился в Псковском кремле, “верхи” почему-то решили продать шведам, да еще и за бесценок. “Низы” этому естественно, как могли, воспротивились.

В отличие от “соляного” и “хлебного” бунтов “картофельный” бунт, произошедший в 40-х годах XIX века, был нелокальным — он затронул сразу несколько российских губерний. Причиной волнений стало насильственное введение посадки картофеля. Как известно, картошку завез в Россию еще Петр I, но далеко не сразу она стала для всех “вторым хлебом”. При Екатерине картофель “насаждали” самым разумным способом — добровольно, потому что крестьяне растить, а тем более есть подозрительное “чертово яблоко” категорически отказывались. Но царь Николай I решил, что доброе дело можно сделать железной рукой: по его распоряжению крестьян заставили сеять картофель принудительно. В итоге только в губерниях Севера, Приуралья, Среднего и Нижнего Поволжья восстали более 500 тысяч крестьян: они уничтожали посевы картофеля и избивали чиновников. На усмирение восставших правительство бросило войска. В ряде мест были произведены расстрелы крестьян, тысячи повстанцев были преданы суду, а затем сосланы в Сибирь или сданы в солдаты.

“Гастрономической” драмой отметилось и начало царствования Николая II. На Ходынском поле по случаю празднования дня коронации царя в мае 1896 года раздавались бесплатные подарки, в которых, кроме памятной кружки с вензелями Их Величеств, были и продукты — сайка, кусок колбасы, пряник, сласти и орехи.

Однако в царской России массовые мероприятия еще не умели должным образом организовывать. Люди, ринувшиеся за дармовой едой, начали просто давить друг друга. В итоге пострадали более тысячи человек. Писатель Федор Сологуб в своем рассказе “В толпе” так описывает начало Ходынской трагедии: “Накануне праздника привезли подарки, сложили их в сарай и заперли. Народ, заслышав про увеселения и про подарки, толпами шел со всех сторон к древнему и славному городу Мстиславлю, крестясь издали на золотые маковки его многочисленных церквей. Говорили, что подарки-то подарками, а что, кроме того, будут еще на Опалихе бить фонтаны из водки и пить водки можно будет сколько хочешь. Хоть опейся”.

Продуктовая помощь…

Как известно, во время Великой Отечественной войны по ленд-лизу Советскому Союзу американцы поставляли не только вооружение и боеприпасы, но и еду. Историки до сих спорят, так уж ли необходимы были СССР эти поставки для победы. Как бы то ни было, американские продукты питания, в первую очередь свиная тушенка, стали поступать к нам с конца 1942 года. Один из видных советских партийных деятелей того времени Анастас Иванович Микоян вспоминает: “Когда к нам стали поступать американская тушенка, комбижир, яичный порошок, мука, другие продукты, какие сразу весомые дополнительные калории получили наши солдаты! И не только солдаты: кое-что перепадало и тылу”. Для того чтобы понять, насколько ощутимой была продовольственная помощь советской армии, можно привести такие цифры: в СССР за годы войны было произведено 432,5 миллиона банок мясных консервов, а по ленд-лизу в СССР поступило 2 млрд 77 миллионов банок.

Однако цифры убеждают далеко не всех. Находятся скептики, которые называют продуктовую помощь американцев — попыткой откупиться, а саму ленд-лизовскую тушенку — “решающим вкладом Америки в войну”, по их мнению, для реальной помощи американцам следовало раньше открыть второй фронт, а не слать нам тонны консервов. За эту попытку американцев “обменять кровь на консервы” в самой Красной армии американская тушенка даже получила емкое и ироничное название — “второй фронт”. Однако, несмотря на иронию, теплые воспоминания об американской тушенке встречаются в мемуарах многих фронтовиков.

…и продуктовая экспансия

В другой кризисный период нашей истории — в начале 90-х годов XX века — американцы тоже решили нам помочь. В то время на пустующие прилавки магазинов (пищевая промышленность в СССР была не в чести) в огромном количестве “прибежали” “ножки Буша”. Эти “ножки” пользовались тогда неимоверной популярностью. Да и позже спрос на них не падал, потому что они были гораздо дешевле отечественных.

И только через несколько лет в разных странах, в том числе и в России, ввоз американской птицы стал ограничиваться. Выяснилось, что в США для выращивания кур использовали антибиотики: на них птица лучше растет, а сами лекарства скапливаются в ее конечностях. Следовательно, в медицинском смысле наиболее безопасной является куриная грудка — именно она и оставалась в Америке, а “ножки”, как самые вредные, отправлялись странствовать по всему свету, покоряя все новые и новые территории.

Кондитерский терроризм

Кроме серьезных “кулинарных” событий, вроде бунтов и экспансий, в истории случались и более безобидные происшествия. Так, совершенно особую форму выражения общественного презрения придумал бельгиец Ноэль Годин (Noël Godin) — он организовал Международную кондитерскую бригаду, которая стала совершать покушения на знаменитых политиков, писателей и артистов с помощью… тортов! Жертвой Година уже “пали”: Билл Гейтс, философ Бернар-Анри Леви, министр культуры Франции Филипп Дуст-Блази. Причем, как истинные террористы, последователи Година не собираются останавливаться на достигнутом. Они уже приговорили к забрасыванию тортами Тома Круза, Деми Мур, Джона Траволту, Билла Клинтона и других. Жертв, по мысли кондитерских террористов, объединяют не политические и экономические связи, а самоуверенность, кичливость, гордость и желание научить жить правильно весь остальной мир.

По мнению Година, его форма общественного протеста абсолютно безопасна, ведь “жертвы ранены лишь в их собственное раздутое самолюбие”, а метательный снаряд — вкусный торт с кремом — никакой физической боли им не причиняет.

Но все-таки, кажется, для общества будет лучше, если подобные тортометания будут происходить не в реальности, а только в фильмах: за кинобитвами едой следить порой действительно интересно.