Гребенщиков в шутку говорил, наш Санта-Клаус вернулся, когда Джоанна в очередной раз прилетала из Лос-Анджелеса с грузом инструментов, панковских браслетов и фирменной косметики. Многие были уверены, что она — дочка американского мистера-твистера миллионера.

Реальность была несколько скромнее, уточняет Джоанна. Да, она жила (и живет) в эпицентре голливудского света Беверли-Хиллз. Состоятельным был ее отчим, за которого мама вышла замуж, когда дочь повзрослела. До этого она росла в весьма скромных условиях. Отец играл на трубе и был музыкальным менеджером. Мама, бывшая „Мисс Нью-Йорк“, танцевала в варьете, снималась в эпизодах кино, в том числе — в легендарном „В джазе только девушки“. Любовь к прекрасному передалась и дочке — выучившись на психолога, она решила играть рок. В Америке с первым диском не сложилось…

Покупать дорогие инструменты для русских рокеров Джоанне было не по карману. Она подошла к теме творчески — обзванивала американские компании, рассказывала о талантливых, но бедных русских музыкантах — ей дарили аппаратуру или делали щедрую скидку. Горби, перестройка и гласность в те времена были в моде… А для Джоанны годы, проведенные в Питере и Москве, стали самыми важными в жизни. На интервью с Delfi она вышла через zoom на фоне любимых музыкантов, многих из которых уже нет в живых, но только не для Джоанны Стингрей…

„Тусовка“ было самым важным русским словом для меня

- Джоанна, что составляет вашу жизнь сегодня?

- Я живу в Лос-Анжелесе. Самое интересное дело последних лет — мои книги про Россию и Америку: воспоминания, фото, документы, интервью с музыкантами 80-х годов. К 21 июня выйдет книга про Цоя — в этот день ему могло исполниться 60 лет. Также я выпустила альбом с архивными записями моих друзей и песнями, которые писала я…

- Что есть в вашей жизни, кроме этих воспоминаний?

Закладка
Поделиться
Комментарии