Краско уже признавался, что здоровье все чаще подводит его. „Так получилось, что у меня серьезные проблемы со зрением — все вижу как в тумане, нет резкости, не могу читать. Из-за того, что мой недуг связан с сетчаткой, уже ничего нельзя исправить. „Крепитесь, хуже быть не должно, но и лучше тоже не будет“, — говорят офтальмологи. Ношу только темные очки от солнца, так как другие уже не помогают“, — сетует Иван Иванович.

Виной тому, что состояние артиста стремительно ухудшается, стала его профессия. „Если сейчас на сцене свет от софитов и прожекторов более мягкий и щадящий, то раньше бил в глаза, слепил, что и стало причиной моего заболевания. Ориентироваться на площадке Театра им. Комиссаржевской помогают рефлексы, выработанные за годы. Теперь приходится все воспринимать на слух“, — делится Краско.

Несмотря на это, актер не бросает свое дело. Благодаря ему, по словам Ивана Ивановича, он чувствует себя намного лучше. „Безусловно, сил придает любимая профессия. Каждый спектакль — терапия. Когда я выхожу на сцену, у меня происходит переключение: пропадают слабость и лень. Общение с друзьями, прогулки по Санкт-Петербургу в прекрасную погоду — что может быть лучше для поднятия настроения? Вообще, мне интересно жить! Такой любознательный настрой — главный залог долголетия“, — заверяет звезда.

Но у него есть и другие „батарейки“, которые заряжают его, это сыновья, которых ему родила художник-постановщик Наталья Вяль. „Мне помогают младшие дети: 20-летний Ваня и 18-летний Федя. Заметил, что они уже по-взрослому воспринимают жизнь и стремятся быстрее в нее войти. Не очень любят учиться, подрабатывают курьерами. Я им твержу: „Ребята, ведь это неинтересно“. — „Папа, мы понимаем. Постепенно найдем свое дело“. Ваня, наверное, будет заниматься всем, что связано с компьютерами, а Федя, скорее всего, поступит на артиста“, — делится Краско.

Закладка
Поделиться
Комментарии