По словам Кудряшова, как только Шатунову стало плохо, ему вызвали скорую помощь. Но отправлять к певцу бригаду врачей якобы не стали. „Диспетчер сказала, мол, везите сами, вам придется долго ждать. Довезли до ближайшего травмпункта, там уже сказали, что случай тяжелый, надо везти в больницу, нам прислали бригаду скорой. Просто какую-то древнюю газель без аппаратуры. До больницы Юру мы не довезли, он умер по дороге. Да, там в больнице пытались его „завести“, не получилось, он уже был мертвым“, – рассказал о последних минутах жизни Шатунова его директор.

„Информация о возбуждении уголовного дела в связи со смертью певца Юрия Шатунова не соответствует действительности“ — сообщил Следственный комитет. Ранее новости об отказе выслать бригаду врачей к Шатунову не подтвердили на Московской областной станции скорой помощи. „Были подняты и проанализированы все вызовы, прослушаны записи звонков, поступивших на пульт скорой за данный период. Звонивший житель не вызывал бригаду скорой, а уточнял нахождение ближайшей больницы, на что диспетчером был дан исчерпывающий ответ“, – рассказали на станции.

Там заявили, что предлагали оформить вызов бригады, но позвонивший от этого отказался и сам повез пациента в Растуновскую больницу. Когда врачей вызывали уже оттуда, машина приехала через три минуты. Шатунову начали оказывать экстренную помощь и повезли в Домодедовскую больницу. В машине скорой помощи было все необходимое оборудование, заявил представитель станции.

Главный врач Домодедовской больницы Андрей Осипов рассказал, что певца привезли к ним в состоянии клинической смерти. Его пытались реанимировать в течение полутора часов, но сделать это не удалось.

Тем не менее, уголовное дело врачам теоретически грозить может. Но до его возбуждения проводится проверка, рассказала „Москве 24“ медицинский юрист Ирина Гриценко. Для этого могут изъять всю документацию по случившемуся и оригинал аудиозаписи разговора с диспетчером. Все звонки, которые поступают в скорую помощь, фиксируются, подчеркнула специалист. Также в рамках проверки может быть назначена судебно-медицинская экспертиза.

Скорее всего, в данном случае действия врачей могут быть рассмотрены по статье о неоказании помощи больному. Максимальное наказание по ней составляет четыре года лишения свободы и запрет на занятие определенной деятельностью в течение трех лет, подчеркнула Гриценко. Отсутствие претензий со стороны семьи не будет иметь значения, так как непрофессиональные действия врачей в целом подразумевают под собой общественную опасность, добавила она.

Чтобы оценивать действия диспетчера, нужно проанализировать его внутренние должностные инструкции. „Если там записано, что нужно, чтобы человек произнес, что он вызывает скорую помощь, тогда он действовал в соответствии с инструкцией и нарушений здесь нет. Также важно, сообщили ли они адрес для вызова или нет (чтобы направить машину, нужно назвать адрес). Если они его не сообщили, то опять же здесь нет неисполнения должностных инструкций“, – говорит Гриценко.

Если же вызвавшие Шатунову скорую сообщили адрес, а диспетчер на это действительно сказал, что бригада будет ехать долго, тогда возникает неоднозначная ситуация, считает юрист. „Такой ответ может трактоваться действительно как то, что не предоставили машину скорой помощи. Здесь уже нужно смотреть детали уголовного дела, должностные инструкции и анализировать запись разговора с диспетчером“, – сказала она.

Закладка
Поделиться
Комментарии