„Собчак — фигура, которая повлияла на то, что я теперь не могу вернуться в свою страну. Чтобы вы понимали, как проходит интервью Собчак... С ней ездит команда специалистов, в их числе квалифицированный психолог, журналист, который по микронаушнику все ей подсказывает. Он сидит в другой комнате, слушает и говорит: „Так, а сейчас мы плавненько выводим на эту тему, подкапываем здесь…“. То, что она такая мразь — не ее заслуга, а заслуга ее команды. Когда закончилось интервью, у меня было ощущение что мне оттрахали мозг. Я такого никогда не ощущал. Дезориентация, депрессивное настроение. Она очень профессионально трахает мозги, за что респект, но не хочу, чтобы все лавры доставались ей. Вскрою, что за всем этим стоит большая команда и подсказки по микронаушникам. Ксюш, ты офигела?“ — жалуется теперь Моргенштерн.

„Она это сделала за три часа до моей свадьбы. Представляешь, на каких нервах я был! У меня сто с лишним человек гостей, огромный перформанс, операторы... Именно в этот уязвимый момент она как взяла меня... Это супернизко с точки зрения человечности и круто с точки зрения журналистики, мразотности. Не знаю, что ей важнее: быть человеком или журналистом“, — рассуждает музыкант.

Речь идёт об интервью Ксении и Алишера, записанном накануне, во время и после его свадьбы с Диларой Зинатуллиной. Собчак также была ведущей церемонии и лихо отжигала на вечеринке в ретро-стиле. По словам Моргенштерна, финальный монтаж интервью он не заверял, поэтому в него попали скандальные фразы, вызвавшие недовольство общественности. Например, в России теперь считается дурным тоном недоумевать, зачем нужны парады 9 мая. Следственный комитет России решил проверить его заявление на предмет нарушения закона. Позже в отношении рэпера завели дело, но совсем по другой статье — за пропаганду наркотиков.

Ксения Собчак не смогла стерпеть оскорбительных заявлений от молодого артиста. И, подумав пару дней, выдала ответ, в котором выставила обидчика в невыгодном свете. Мол, не стоит ставить под сомнение ее профессионализм. А чтобы доказать, что с ее стороны все было честно, Ксения пригласила Алишера на новую беседу по душам.

„Морген, дорогой, мразь мрази глаз не выклюет. Приходи, всегда тебя жду, готова повторить интервью с тобой еще раз и без команды, без страшных людей, которые что-то шепчут мне в ухо, и вообще без съемочного процесса. Запишем на айфончик, хочешь? Не думаю, что результат будет другой. Как говорится, плохому танцору всегда что-то мешает. Но! Я верю в тебя, ты хороший танцор, так что всегда тебя жду в свои мохнатые лапки, приходи, как будешь готов“, — сказала Ксения Собчак.

Закладка
Поделиться
Комментарии