— Михаил, признайтесь честно, футбол смотрите сейчас? Кстати, на клубном уровне вы болели за „Зенит“. Сейчас за „Зенит“ болеть зашкварно? С каких пор?

— Болею я за футбольный клуб „Зенит“ и несмотря ни на что все равно болею с 79 года, простите. Я не очень молодой человек, и „Зенит“ для меня - это символ города, я, когда смотрю, вижу не передвигающиеся газпромовские деньги, а парней, которые в сине-бело-голубой футбольной форме клуба бьются на аренах за честь города. Это несколько шире, чем принадлежность клуба к „Газпрому“, для меня это городской клуб.

— Футбол - хорошая терапия, чтобы хоть как-то отвлечься от войны? Это вообще возможно?

— Футбол действительно хорошая терапия. Я сейчас редко смотрю чемпионат России, уж поверьте мне, но на футбольном чемпионате мира отрываюсь. Сейчас я, конечно, не все матчи успеваю смотреть, но надеюсь, что к плей-офф буду смотреть больше.

— А как вы еще отвлекаетесь?

— Вы говорите, можно ли отвлечься от войны, иногда нужно даже. Я понимаю, насколько это невозможно для человеческого организма. Все время получать этот страшный негатив, который идет с новостных лент. Иногда просто нужно отвлекаться, иначе это приведет к катастрофическим последствиям для организма. Футбол иногда, общение с друзьями, сериалы на Netflix, например.

— Когда вы в последний раз смотрели КВН?

— КВН я смотрел настолько давно, что не могу даже вспомнить, какие-то десятилетия назад, наверное. Я полностью перестал смотреть эту игру. И время прошло, и тот КВН прошел, и, честно говоря, не хочу туда возвращаться вообще никак.

— КВН изжил себя?

— Я думаю, в том виде, в котором он сейчас существует, да. Мне кажется, это какая-то модель, похожая на тот КВН, который вызывал радость и счастье.

— К нам в гости приходил Сергей Писаренко, капитан команды „Уездный город“, который в последнее время работал в Украине, а потому оказался в Эстонии после начала войны в роли военного беженца, его дом под Киевом был приведен в негодность российскими солдатами. И даже при том, что Сергей потерял работу и дом, он всё равно считает, что сейчас нам нужно сосредоточиться на позитиве. Михаил, как это сделать?

— Я знаю историю Сергея Писаренко. Конечно, надо сейчас сосредотачиваться на позитиве, ловить ту радость, которую можно найти. Как это сделать? Смотреть вокруг, искать прекрасные примеры, когда человеческий дух побеждает этот ужас, царящий вокруг, когда ум сильнее глупости, смелость сильнее страха. Сергею желаю вернуться в свой дом и на свою работу. Чтобы эта война поскорее закончилась.

— Как война сказывается на вашей работе и работе ваших коллег-комиков? Стало ли меньше выступлений, сложнее ли стало шутить или выбирать темы?

— Мне кажется, это одно из немногих лекарств, которые помогают не сойти с ума. Я поэтому и занимаюсь стендапом. Выбирать темы непросто - их очень много. Это самый насыщенный год в моей жизни.

— Как так вышло, что Андрей Бочаров теперь за Путина больше, чем Соловьев или Песков?

— Мне кажется, он проделал большой путь в этом направлении. И я наблюдал за ним раньше в соцсетях, но мне надоело, давно не слежу за его жизнью.

— И вы, и Татьяна Лазарева очень поддерживали российскую оппозицию. Наверное, главный вопрос, который волнует всех с февраля 2022 года, что именно не получилось у российской оппозиции?

— У российской оппозиции не получилось сплотиться. Стать мощной силой, которая бы могла четко и доступно объяснить народу, что она ему предлагает. Несомненно, это было непросто в условиях тотального давления на оппозицию, ее изживания, выметания из страны, посадки в тюрьмы. Это была правда непростая задача, и да, действительно, не получилось.

— Статус иноагента как-то сказался на вашей жизни?

— Я стал иноагентом, для меня эта вещь с одной стороны почетная, потому что я рад, что тут нет никаких уже полутонов. Это звание дает четкое понимание всем вокруг меня , что да, я враг этой власти. Много геморроя появилось, конечно. Злит, что я должен уделять какое-то время этому. Но сейчас закон об иноагентах и поправки, которые вводятся прямо на днях, четко и недвусмысленно дают понять, что нас в стране не ждут, нас в стране сделали людьми второго сорта, не имеющими права выступать перед людьми, что-то им говорить. Не имеющими права проводить какую-то экономическую деятельность, другими словами, просто бизнесом заниматься. Поэтому, по мне, так это попахивает каким-то рейхом, честно говоря, вот эти поправки. Потому что деление людей на сорта, в зависимости от их взглядов, что это, как не фашизм? Я не знаю.

— Вы верите, что еще вернетесь в Россию?

— Я думаю об этом все время, пока нет. Пока не верю.

Закладка
Поделиться
Комментарии