Напомним, началась эта история 4 января. Кравченко должна была сыграть в спектакле в Санкт-Петербурге в рамках гастролей своего театра, но в последний момент пропала и перестала выходить на связь. Первым об этом сообщил Садальский. Партнеры актрисы по спектаклю забили тревогу, а Садальский даже предложил приехать в квартиру актрисы в Москве и выломать дверь. Но 6 января актриса вышла на связь.

Станислав Садальский выразил мнение, что Татьяна Кравченко могла не приехать на спектакль из-за проблем с алкоголем. Актриса же пояснила, что „прогуляла“ спектакль из-за личной неприязни к Садальскому. Но тот не угомонился и поставил эти слова под сомнение. „Татьяна Эдуардовна пытается делать вид, что ей 3 года, а не 70. Что можно просто так надуть губы, сесть на горшок и не вставать с него до полдника. Может быть, бедный зритель купится и на этот бред. Он уже настрадался из-за предыдущей версии, что по дороге в аэропорт Татьяна Эдуардовна попала в аварию, и водитель погиб“, — высказался Садальский.

Он уточнил, что Кравченко не уполномочена внезапно отказываться выходить на сцену с кем-либо из артистов, так как актеры должны выполнять обязательства перед руководством театра. Артист заверил, что все подобные вопросы нужно обсуждать еще и с организаторами гастролей. Садальский убежден, что Кравченко „наплевать“ как на зрителей, так и на коллег по сцене.

„Никакого срыва не было. Вместо меня ввели другую актрису. Я подаю на Садальского в суд за клевету. То, что он сказал, — чудовищная ложь и подстава“, — теперь говорит Кравченко.

Она назвала слова Садальского о себе „подлым и оскорбительным бредом“. По словам артистки, то же самое касается и высказываний актера о якобы увольнении Александры Захаровой из театра „Ленком“. „Такая же оскорбительная ложь касается директора „Ленкома“ Марка Борисовича Варшавера, которого я уважаю и знаю много лет. Про увольнение Саши Захаровой я не могла рассказать, потому что ее никто не увольнял“, — резюмировала Кравченко.

Кроме того, на Садальского собирается подать в суд и сам Варшавер. Он назвал утверждение актера „ложью чистой воды“. Директор театра также заявил, что Кравченко — „великая актриса“ и „украшение „Ленкома“. Более того, он отметил, что никогда не видел коллегу в нетрезвом состоянии.

„Садальский погорячился. Почему он такие оскорбления допускает в адрес великой актрисы? Зависть! Он же сам ничего не играет. В антрепризку его приглашают иногда. И то просто потому, что больше некому играть, вероятно. Сравнивать себя с Кравченко — великой характерной артисткой — непозволительно!“ — заявил Варшавер.

Естественно, если где-то одновременно фигурируют понятия „Ленком“ и „конфликт“, обязана появиться и вдова Николая Караченцова Людмила Поргина. „Я поражаюсь, как будто Садальский не пьет! Мне даже смешно это слышать! Я знаю, что он выпивает, сама видела его выпившим“, — высказалась она. И при этом заявила, что не видела Кравченко в состоянии алкогольного опьянения. „Таня — прекрасная актриса, никто в театре не поощряет выпивку, наоборот. Мы все ее очень любим и ценим, как характерную актрису, замечательную совершенно“, — говорит Поргина.

Возможно, потом кто-то напишет пьесу по мотивам этой истории...

Закладка
Поделиться
Комментарии