Тем самым она смогла затмить даже высокого голливудского гостя Брэда Питта. Как выяснилось, Голубкина вышла замуж именно в тот день, когда стартовал фестиваль, — пишет Eg.ru.

Она даже не успела переодеться, поэтому и вышла на красную ковровую дорожку в наряде невесты. В студии радио “Комсомольская правда” артистка впервые откровенно рассказала о своем супруге, покойном отчиме Андрее Миронове и призналась в том, что делала пластику.

Несмотря на настойчивые уговоры, Мария Голубкина сообщила, что на данный момент она не может открыть имя супруга-космонавта, так как это окажет влияние на его карьеру.

“Человек должен получить повышение в звании, поэтому говорить нельзя ничего. Потому что это серьезно. И так уже задразнили!”

Единственное, что сообщила актриса, так это то, что ее муж живет в Звездном городке и намекнула, что, возможно, собирается в космос.

“Но все это военная тайна, я не могу рассказать”, — тут же осеклась Голубкина.

Марии Голубкиной приписывали немало романов, в том числе с Михаилом Ефремовым, так как их часто видели в компании на вечеринках.

Дело в том, что мы с Михаилом Олеговичем давно выпиваем вместе, — пошутила Голубкина. — Конечно, забавно, если учесть только одно: я прихожу на день рождения к Михаилу Олеговичу Ефремову.

Дело в том, что Мария является крестной матерью детей и близкой подругой его жены.

“Я прихожу. Вся компания останавливается: “Ну что, любовница?”, — возмущается Голубкина. — Соня говорит, что все очень смешно и все посмеялись. И только бабушка Сонина, которая живет в Америке, хваталась за сердце, потому что она не курсе, что у нас происходит.

Мария охотно поведала об отношениях с покойным Андреем Мироновым. По словам артистки, она всегда считала легендарного актера отцом, а не отчимом.

“Один артист на гастролях прямо мне в глаза начал говорить, что это не мой отец, — рассказала она. — “А Маша Миронова?” — “Моя сестренка! Что ты себе позволяешь?” — “Какая она тебе сестра?”. Это общество такое. Это ужасно.
В сентябре Голубкиной исполнится 40 лет, однако возраст ее не пугает.

Я хочу играть наших людей, — рассуждает Мария. — И все мои морщины — это мои. И все, что мое со мной. И такая буду одна я. Потому что все сплошь хотят выглядеть, ботокс. У меня морщины будут обязательно. Вот. И хочу, чтобы это было человечней.
Тем не менее, однажды Голубкина все же прибегла к пластике.

“Я пошла что-то сделать тут себе. Меня укололи. Я выхожу. И у меня такие два синяка! Реальных! Кровоподтеки! Вот это красота! Я неделю сидела дома. И потом сказала, что больше не пойду. Мне больно было”.