“Я в Эстонии. На поезде до Питера, от Питера на машине, потом пешком через границу. По дороге сумрак, как будто я иду по сумрачной дороге. Как будто вне времени, а вокруг какое-то средневековье и кругом враги. На границе я была одна. Долго изучали мою справку об антителах, куда-то звонили, в конце концов впустили без карантина.
Нарва совсем пустынная. Людей на улице очень немного. Таксист узнал меня по голосу и не взял с меня денег.
Я пришла в квартиру своего детства, в которой не была больше года. Я не могу описать свои чувства. Они очень странные. Я потом сформулирую и напишу.
Мир изменился до неузнаваемости, эти точно.
И он мне не нравится.
И мне очень больно.
На старом кресле игрушки, которые мне дарили одноклассники, когда мне было 15 лет. И Полькины игрушки, которые я покупала ей, когда ей было 5 лет.
Удостоверение гримёра, я работала гримером на телевидении в 1997 году.
И я хочу плакать”, пишет Юлия Ауг.