Поклонники Андрея Мягкова пришли к театру заблаговременно и выстроились в очередь в Камергерском переулке. В 10.00 утра двери театра открылись и зрительный зал постепенно заполнился. Гроб с телом народного артиста, как и положено, был установлен на сцене в окружении цветов и венков. В зале играла тихая музыка. На экране сменялись черно-белые фотопортреты Андрея Васильевича из спектаклей, со сбора труппы, из фильмов с его участием.

Мягков был большим театральным артистом, но всенародная любовь к нему пришла благодаря фильмам Эльдара Рязанова: “Ирония судьбы, или С легким паром!”, “Служебный роман”, “Гараж”, “Жестокий романс”. Что поделаешь: кино — это массовое зрелище. “Досадно, что творчество Андрея Васильевича сводят в основном к рязановским фильмам, — посетовал худрук МХТ им.Чехова Сергей Женовач. — В то время как Мягков был из поколения больших артистов. Он истинный воспитанник школы-студии МХАТ. Он учился у Зинаиды Соколовой, младшей сестры Станиславского. Нам трудно пока осознать эту потерю. Он хотел вернуться в театр, но здоровье не позволило…”.

Плохое самочувствие не позволило прийти на прощание и актрисе Анастасии Вознесенской, вдове Андрея Мягкова, его любимой Асе, с которой он прожил 57 лет, и которая была рядом до последнего его вздоха. Мягков умер у жены на руках от сердечного приступа.

Поэтому на сцене в первом ряду, где обычно сидят родственники, были коллеги Мягкова, но зато самые близкие, его ученики, партнеры по спектаклям: Евгений Киндинов с женой Галиной, актриса Евгения Добровольская, хореограф Алла Сигалова, режиссер Марина Брусникина…

Гражданскую панихиду вел Игорь Золотовицкий. Многие, выходившие к микрофону, вспоминали, что Мягков был очень глубоким, серьезным человеком, не допускающей в свой мир посторонних. И еще невероятно интеллектуальным актером, с потрясающим чувством юмора. Он был очень требователен к себе. Никогда не высказывал претензий своим партнерам, не считал себя вправе их учить. Он не был компанейским или простым в общении. Но зато на сцене был легким, обаятельным, энергичным. Ах, как он играл!

В “Современнике”, куда он пришел вместе с женой Анастасией Вознесенской (ее пригласил в театр Олег Ефремова), Мягков сразу стал вровень с лучшими артистами этого театра, такими как Олег Табаков. Глядя на Мягкова, учились другие артисты, к его мнению прислушивались.

Евгений Киндинов, который не только играл с Мягковым на сцене, но долгое время с ним дружил, вспомнил: “В одном из последних его спектаклей “Новый американец” Андрей играл нетрезвого хулигана. Это была комичная роль. Он играл с весёлыми глазами, хотя в то время у него был тяжелый период, связанный с болезнью жены Аси Вознесенской. Но он не жаловался, не сдавался, нёс этот груз. Он был очень искренним, соучастливым человеком. Я до сих пор помню, как он радовался, когда у меня родилась дочка ”.

Moscow bids farewell to actor Andrei Myagkov

Режиссер Виктор Рыжаков (он сейчас руководит “Современником”) назвал Андрея Мягкова — человеком-тайной, который замечательно легко играл очень сложные роли: “Я всегда ощущал его молчаливое рукопожатие после премьеры. Его глаза выражали больше, чем можно было сказать словами. А какая неизбывная боль в них была… Андрей Васильевич больше 40 лет не работал в “Современнике”, но его присутствие до сих пор ощущается в нашем театре”.

Актриса Дарья Юрская вспомнила, как она репетировала в спектакле “Ретро”, который поставил Мягков. Как в начале репетиционного период она поняла, что беременна, и что к выпуску спектакля будет на сносях, буквально накануне родов. Очень боялась, что подведет Мягкова, не знала, как ему сообщить эту новость. “Ну что вы! Это такое счастье, что вы беременна, — неожиданно сказал ей тогда Мягков. — Пускай ваша героиня будет толстой. Мы сошьем вам костюм”. Андрей Васильевич всегда думал о том, о чем нужно. “В нем была абсолютная любовь к людям, доброта, честность, искренность”, — сказала Дарья Юрская на панихиде.

Много совместных спектаклей с Мягковым было у актрисы Евгении Добровольской. Она рассказала, как после театрального института пришла в МХАТ и Олег Ефремов дал ей роль Нины Заречной в “Чайке”, Мягков играл Тригорина. “Он был очень необычный Тригорин, — вспоминала Добровольская. — Он как будто со мной заигрывал, был невероятно живым. Этой живостью обладали все мхатовские старики. Играть с ними на сцене было счастьем, они быстро перестраивались, от них чувствовалась отдача. Это была настоящая игра, а не повтор заученного текста и заученных мизансцен. Дай Бог всем нам так искренне и смело смотреть в глаза партнёрам и нашим зрителям, так честно жить на сцене, как жили они. Дай Бог сегодня сил Асе Вознесенской, с которой Андрей Васильевич был всегда рядом”.

В конце гражданской панихиды выступила актриса Вера Сотникова: “Лично я потеряла любимого педагога. Именно на этой сцене я играла Машу в “Трех сестрах” и Елену Андреевну в “Дяде Ване”. Андрей Васильевич был Кулыгиным и Войницким. Какие же у него были глаза в этих ролях! Если бы можно было отдать свое сердце Андрею Мягкову, я бы это сделала”.

Проводили народного артиста под аплодисменты и марш из спектакля “Три сестры”.

После гражданской панихиды прошло отпевание в храме в Воскресения в Брюсовом переулке. Похоронили Андрея Мягкова на Троекуровском кладбище.

Moscow bids farewell to actor Andrei Myagkov