Кирилл Кяро вот уже пятнадцать лет снимается в российском кино, настоящая популярность обрушилась на него после первого сезона сериала “Нюхач”. И с тех пор мы продолжаем с удовольствием наблюдать за ним в самых известных и популярных кинопроектах, где он играет с ведущими российскими актерами. Так, в прошлом году российский сериал “Эпидемия”, где Кирилл исполнил одну из главных ролей, вошел в топ-5 лучших сериалов Netflix.

А в паузах между съемками его по-прежнему можно запросто увидеть на улочках и в кафе Каламая. В последнее время он, конечно, все больше в Москве — после кризиса вновь оживляется жизнь российского кинематографа. И о том, что для него сегодня комфортный уровень жизни, мы беседуем как раз после того, как Кирилл закончил тренировку в одном из спортивных клубов в центре Москвы.

Домик у моря


- Как актеру мне в принципе комфортно, когда у меня есть интересная работа. Что касается бытовых вопросов, не думаю, что у меня особенно большие запросы, главное, чтобы я жил в приятном для себя районе, в не очень большой, но комфортной квартире. Желательно в пешей досягаемости от работы. Но, с другой стороны, если бы этого не было, ничего страшного, можно передвигаться на транспорте — на личном или на общественном.

Я очень люблю машины, люблю ездить за рулем, но в Москве сейчас все делается для того, чтобы в центре города личных машин было как можно меньше. Зато быстро развивается общественный транспорт, а также каршеринг-компании, в которых через приложение в телефоне можно взять машину и на час, и на сутки для более дальних поездок. Причем машины от смартов до мерседесов, говорят, даже бентли есть.

Еще одно условие моей комфортной жизни — это, конечно, путешествия, возможность куда-то уехать и отдохнуть.

- Где вам больше нравится отдыхать?

- Если это комфортная поездка с семьей — в теплых странах, у моря.

Просто сидеть на месте я не люблю, мне нравится путешествовать — на машине, а еще лучше на мопеде, на легком байке. Мотоцикл с ножным переключением передач я, к сожалению, пока не освоил, но в какой-то момент, наверное, осуществлю эту свою мечту.

И вот запросы по поводу комфорта в путешествии у меня выросли. Когда-то, чтобы сэкономить деньги, ехал из Москвы в сидячем вагоне, с пересадками — Москва-Петербург-Кингисепп-Ивангород, там пешком через границу и на автобусе из Нарвы в Таллинн. Этот маршрут был и в чем-то интересен — по дороге удавалось много чего увидеть, но, с другой стороны, накладен по времени и сложен.

Сейчас передвигаюсь с комфортом. Если на поезде, то желательно, чтобы в купе было меньше пассажиров. Все равно ты на виду, и не дай бог начнутся разговоры, “давай выпьем” и так далее. Сейчас, к сожалению, потихоньку приходится обособляться.

В самолете — и по работе, и когда путешествую сам — предпочитаю бизнес-класс. Это, конечно, накладно, но оправдывает себя, потому что при плотности съемок есть возможность очень хорошо выспаться, и это гарантирует, что никто не начнет заводить беседы. Хотя, конечно, если у кинокомпании или у меня самого нет денег на бизнес-класс, полечу экономом. Навязчивый разговор всегда можно прекратить.

Что еще? Конечно, хочется дом на море — да, это моя мечта. Но мечтать полезно, и очень надеюсь, что эта мечта сбудется. Яхты, катера пока в мыслях у меня нет.

Отдельный вагончик и текст заранее


- Поменялись ли отношение к комфорту с рождением дочери?

- Безусловно. Мы достаточно рано начали летать с дочкой. Я старался всегда заказывать бизнес-класс, и так, чтобы полет приходился на ночное время, чтобы было Юле и Мире было менее дискомфортно, и чтобы дочь быстрее заснула и весь полет проспала, не тревожила ни нас, ни других пассажиров. Обычно так и получалось, и она очень легко переносила полеты.

Сейчас Мире два года, мы уже выбираем для нее садик — чтобы был недалеко от дома, чтобы дочери было в нем было комфортно и интересно. И поскольку Мира будет находиться то в Таллинне, то в Москве, нам нужно будет найти два детских сада. В Таллинне в Каламая очень хвалят сад на улице Уус-Каламая: там хорошая детская площадка, на улице вывешивают рисунки детей, есть русские, эстонские и смешанные группы — можно выбирать, как удобно.

Дочь Мира

- Про то, что у музыкантов есть райдер, знают все. Есть ли райдер у актеров кино? И что входит в ваш?

- Райдеры есть, они отличаются в зависимости от запросов и статуса актера. Но многие на райдере не особенно зацикливаются, и статусные хорошие актеры могут требовать не так уж много.

У меня тоже совершенно обычные требования. В моем райдере актерский вагончик — желательно отдельный. Мы ведь всегда на виду и в больших коллективах, а для съемок хочется сосредоточиться и побыть одному. И еще текст заранее: хотя бы за два-три дня до съемки, это важно. Если будет перелет — то бизнес-класс, если экспедиция — то более-менее комфортный и, естественно, отдельный номер, если это дальняя поездка, то отдельная квартира с возможностью взять с собой семью.

Есть еще некоторые мелочи, все они оправданы, потому что самое главное — это гармония на площадке и спокойствие актера, он должен заниматься только творческими задачами.

Но по большому счету, проекты бывают с разными бюджетами, и все всё понимают. К сожалению, у нас нет абсолютной стабильности, и если вдруг появляется интересный проект с не очень большим бюджетом, многие актеры идут на уступки. И это нормально.

В Эстонии вкусно!

- Где сниматься комфортнее — в России или в Эстонии?

- Все зависит скорее от группы и от компании, которая производит продукт. Бывают компании, внимательные к своим актерам, к своим участникам группы, а бывают — нет.

Кстати говоря, отношение продакшна к съемочной группе начинается с обеда. Если понимают, что людей нужно отлично накормить — это очень хорошо. Помимо прочего, если у кого-то будет расстройство пищеварения, это может сорвать съемку. Есть продакшны, которые заказывают очень хорошую кухню на колесах, и повара готовят прямо на съемочной площадке, большой респект им за это! И это тенденция последних пяти-семи лет.

Я вспомнил об этом потому, что в Таллинне обеды на площадке всегда были очень вкусными и полезными. И всегда стараются организовать все так, чтобы было удобно сниматься. И тут тоже все зависит от бюджета. Если есть возможность привезти пять-шесть актерских вагончиков и расставить их на улице — это идеально. Ну а если нет такого бюджета и нет таких возможностей — актеры всегда готовы пойти на уступки, если это интересно, если стоит того.

Мне кажется, разница не в странах, а именно в компаниях. И все стремятся снять хороший качественный продукт и процесс сделать интересным и в удовольствие. А для этого, как ни крути, нужны бытовые условия. Ведь даже если группа работает в родном городе, снимают не в одном месте, нужна натура, и мы выезжаем в какие-то точки города и размещаем целый караван: он может состоять из трех-четырех-пяти машин, а может из 20-30 или из 100. Представляете, расставить их на улицах в центре города — это целая проблема!

- Одна леди из Таллинна, которая жила в России, а сейчас снова в Эстонии, как-то сетовала, что наши рестораны, скажем так, не дотягивают: нет экзотических продуктов, например, свежевыловленного краба. Тогда как в Москве рестораны гораздо серьезнее. А как вы считаете?

- Понятно, что в Москве есть все, и, наверное, в какие-то рестораны свежие морепродукты доставляются самолетом. Но я, к сожалению, не могу сказать, что питаюсь только крабом. Даже когда был на Сахалине, мне его не так уж много хотелось. А там много свежевыловленных морепродуктов и много чего можно было попробовать. Поэтому у многих из нашей съемочной группы было белковое отравление.

Я больше приверженец простой традиционной кухни. И это как раз конек Таллинна — очень вкусная простая домашняя кухня. И это приятно. Конечно, сейчас хватает и ресторанов интересной высокой кухни. Неслучайно многие успешные и известные в России повара приехали из Эстонии. Поэтому могу сказать, что у нас отличная кухня.

И многие туристы и мои друзья приезжают в Эстонию и с наслаждением ходят в рестораны высокой кухни или простой домашней кухни — всем все нравится. Чем и хороша Эстония — можно попробовать и то, и другое. Хотя, конечно, после того так как рубль несколько раз упал, это уже несколько более затратно, чем раньше.

С дочкой Мирой

“Ты закрываешь машину? Да не закрывай, здесь никто не залезет!”

- Что в Таллинне изменилось за последние 10-15 лет?

- С того момента, как я уехал, много чего изменилось и в Таллинне, и в Москве.

В Таллинне мне очень нравится архитектура новых районов, такой нет в Москве — причем я знаю, что это проекты эстонских архитекторов. Очень интересно гулять, например, по Каламая: постоянно видишь необычные современные дома, и они существуют в ансамбле с историческими зданиями, и у каждого есть какая-то индивидуальность. И таких районов много! Те же Ротерманни, Пельгулинн, Ноблесснер. И новая набережная Рейди теэ: мне было жаль, что из-за строительства рубили столетние деревья, но очень понравилось то, что в итоге получилось.

Москва за это время изменилась так, что ее не узнать. Я помню Москву 90-х годов — это был огромный очень грязный город. Сейчас это удивительно чистый 15-миллионный мегаполис, при том, что в нем живут люди разных национальностей, с разными культурами. Я мало пользуюсь городским транспортом, поэтому для меня было откровением, что помимо метро, а оно сильно разрослось и доходит уже в подмосковные города, появился и наземный железнодорожный транспорт, которым тоже можно много куда добраться. Москва опоясана трассами, потоками, развязками, и добираться без личной машины очень легко.

Таллинн в этом плане, мне кажется, меньше развит, но тоже много делается для того, чтобы люди больше пользовались общественным транспортом, а не личным. Один только бесплатный общественный транспорт многого стоит! Но при этом если раньше о пробках в Таллинне говорить было смешно, то теперь они уже почти приближаются к московским, по-моему, — и это грустно.

- Любовь к району Каламая, в котором вы живете, у вас давняя? Вы ведь не сразу купили там квартиру?

- Не сразу. Обратили внимание на этот район наши друзья, еще до того, как я уехал в Москву. Мне понравилось, что они живут в старом доме, что у их камин, и у каждого дома есть свой дворик.

Мы сперва думали о жилье в Москве, но потом все поменялось и купили квартиру в Каламая, сначала очень маленькую: 23 квадратных метра, на улице Кёйе. Она была уже с ремонтом, Юля очень стильно ее оформила, и это было наше гнездышко, я очень любил эту квартиру. Помню, мы передвигались тогда на машине, и, пока ехали из Москвы в Таллинн, я предвкушал, как мы зайдем в дом и я сразу начну разжигать камин… Потом появились другие возможности, родилась дочь — и мы купили квартиру побольше.

Мне очень нравится то, как развивается Каламая, какие тут строятся дома, как здесь уютно и какие люди. И то, что безопасно, это тоже немаловажно. Когда мы жили еще на Кёйе, познакомились с соседом, и он мне как-то сказал: “Ты закрываешь машину? Да не закрывай, здесь никто не залезет”.

Хорошо, что район располагается между Старым городом и морем: захотел — и уже гуляешь по узким средневековым улочкам, захотел — пошел дышать морским воздухом. Сейчас прогулки вдоль моря немного омрачены стройкой на Каларанна. Я, конечно, был против того, чтобы что-то строили, мне казалось, что там такой прекрасный пляж и пустырь, пусть подзаброшенный, и в этом была своя атмосфера. Но скоро на этом месте вырастут новые дома, и это тоже хорошо. Рядом Горхолл, который стоит таким Пентагоном, и в нем тоже есть своя прелесть. Надеюсь, что однажды его приведут в порядок. А так пока мы снимаем на его фоне кино.

Без фанатизма и в удовольствие

- Вы с каждым годом все успешнее составляя конкуренцию западным актерам секс-символам. Мне нередко приходилось слышать от представителей люксовых косметических брендов: вот эту процедуру очень любит делать Бред Питт или там Киану Ривз. Есть ли у вас какие-нибудь любимые косметические процедуры, ритуалы?

- К сожалению, нет, это не в нашей культуре, хотя кто-то из мужчин уже, наверное, чем-то пользуется. И я бы даже тоже хотел, у меня есть идеи, у кого спросить, какую процедуру выбрать. Но пока пользуюсь лишь каким-нибудь смягчающим кремом, и то не всегда.

Слава богу, сейчас, когда появились камеры очень высокого качества, хороший современный гример понимает, что нельзя накладывать на артиста грим, как 15 лет назад или как в театре, потому что он будет виден. Поэтому это лишь минимальные какие-то поправки — что касается мужчин. Если только нет какой-то определенной задачи. И все равно грим очень сильно портит кожу, так что нужны восстанавливающие процедуры, как минимум крем, который хотя бы увлажняет кожу.

- На съемках сериала “Лучше, чем люди” с точки зрения грима было, наверное, особенно интересно?

- Интересно было Паулине Андреевой, потому что ей по роли нужен был очень сложный грим. У меня там был минимальный грим — как у простого отца семейства.

- А интересно было смотреть, как делают грим Паулине?

- На это интересно смотреть первый, второй, третий раз, потом ты понимаешь этот принцип.

Когда я снимался в сериале “Джуна”, где заглавную роль играла Лаура Кеосаян, ей делали специальную, очень сложную маску. Не полную маску, как была у Безрукова в фильме о Высоцком “Спасибо, что живой”, а частично — чтобы показать возраст. Это тоже грим на три часа. И на самом деле это очень опасно: и у Безрукова, и у Лауры через 20-30 смен лицо просто отказало — покрылось красными пятнами. И чуть ли не останавливали съемки из-за этой мощной аллергии.

Кроме того, нам делают разные накладные ссадины. Я когда-то давно снимался в эпизоде, который в итоге не вошел в фильм: был бандитом и меня только что подстрелили в глаз. Гримеры создали мне такую накладку-месиво, что когда я посмотрелся в зеркало, мне чуть плохо не стало, комок к горлу подкатил.

Или вот в сериале “Эпидемия” у моего героя было ножевое ранение живота, причем, его зашивали в кадре. И гримеры сделали мне очень убедительную накладку, я даже выкладывал это в сторис.

- В “Сидя дома” ваш герой Пузин — гуру йоги. В жизни вы занимаетесь не йогой, а фитнесом в тренажерном зале?

- Я хожу в зал для собственного удовольствия, занимаюсь на тренажерах, там есть еще есть бассейн, можно поиграть в сквош, много чего сделать.

- Но без фанатизма?

- Пока без фанатизма, да. Если бы была цель — например, для какого-то фильма что-то сделать, тогда да. Но пока просто поддерживаю физическую форму. Главное в занятиях спортом — это постоянство, поэтому заниматься нужно с удовольствием, иначе бросишь. Так что без фанатизма, чтобы это приносило пользу и физическую, и духовную.

- У вас очень многое уже было — и мелодрама, и психологическая комедия, и детективы. Что бы вам хотелось еще сыграть? Какую роль, какой жанр? Может быть, есть какая-то фантазия?

- Есть тема. Хочется сыграть, как меняет человека власть. Или как человек относится к родине. И что такое предательство. Что такое нормальный человек и что такое сумасшедший человек. Хотелось бы роли на такие темы.

Статья опубликована в зимнем номере журнала JANA LUXURY. Если вам понравилась статья, и вы хотели бы бесплатно подписаться на журнал на 2021 год, это можно сделать здесь.