— У тебя же очень много подписчиков для Эстонии 165 тыс. Есть же статистика, кто тебя больше всего смотрит?

— Да, 97% из Эстонии, 2% из Финляндии, остальные — Австралия и другие страны, где живут эстонцы.

— А хотел бы ты прославиться в России? Написать, например, песню на русском языке?

— Я не знаю. Всему свое время. Я не говорю, что я никогда такое не сделаю, но сейчас пока все идет хорошо — значит, ничего не надо менять. Сейчас очень хорошо заходят reaction-видео. Ютуб уже стал работой, и от него я получаю основной доход.

— А бывал ли ты в России? Какие у тебя впечатления?

— Конечно, я в детстве ездил к бабушке и дедушке в Вологду почти каждое лето. Бабушка умерла 10 лет назад, дедушка — 3 года назад. У моей мамы остались, конечно, всякие одноклассники, но мне теперь там нечего делать. Хотя все равно прикольно было бы вернуться — я там вырос и несколько друзей есть. Но сейчас негде там остановиться, дом мы продали. А так в России много раз был и в Питере, и в Москве.

— У нас президент очень часто поднимает вопрос о том, что русские дети должны идти в эстонский детский сад и школу. Вот ты, как человек учившийся в эстонской среде, как можешь прокомментировать заявления Керсти Кальюлайд?

— Я думаю, это зависит от того, куда твои родители захотят тебя отдать. Но эстонский язык все равно нужен и его, конечно, можно выучить и в русской школе. Сейчас ситуация лучше, все-таки молодые учат и, как я смотрю, в Инстаграме и ТикТоке все понимают эстонский язык.

— А как ты думаешь, эстонские школьники должны выучить русский язык?

— Нет, я думаю это необязательно. Но если логически думать, то русских много, и я полагаю, если эстонцы выучат русский язык на уровне общения, то им будет гораздо легче работать или, если надо куда-то пойти, спросить и все такое. Это будет намного легче тому, кто в школе выучил русский, чем тому кто, например, учил немецкий.

— А пишут ли тебе девушки, что хотят встретиться и узнают как твои дела?

— Да, конечно, пишут. И не только школьницы, но и ровесницы, и даже те, кому 30 и 40 лет — все пишут.

— Как ты реагируешь на это?

— Ну, конечно, приятно, что так пишут, но у меня есть девушка, так что я сразу говорю: извините, но не получится.

Ты стал очень популярным в Эстонии, как ты оцениваешь себя со стороны? Появилась ли звездная болезнь?

Для меня в Эстонии почти нет звезд. Все равно мы все одинаковы. И я пытаюсь быть тем же, каким я и был до этого, до того, как это для меня пришло. Конечно, человек в любом случае меняется, приходит новый опыт и так далее, но я все-таки внутренне остался таким, какой я есть.