Многие до сих пор любят дуэт Стоянов-Олейников, который блистал в “Городке” много лет. Юрий Николаевич уверен: секрет успеха программы в его умелом сочетании смешного и грустного. Эту минорную нотку артисты старались добавить в заключительном скетче, а завершающим аккордом становились титры, под которые звучала песня Анжелики Варум “Городок”. У зрителей, как и у самих актеров, по-настоящему щемило сердце от припева “Ах, как хочется вернуться…”

Однако в какой-то момент пронзительную композицию режиссерам пришлось сократить. И по мнению Стоянова, из-за этого программа очень пострадала. “Закон о титрах” и убил то самое дорогое, что в ней было, — уверен артист. — Вы не застали момент, когда в начале нулевых появилось правило, связанное с титрами на телевидении: они не могли длиться дольше 15 секунд. И эта “братская могила” с титрами просто улетала, поэтому времени хватало только на одну строчку. А раньше шло несколько куплетов. Так “Городок” передачей-то стал, когда эта песня появилась! Я все время чувствовал, что нет отсылки к детству”.

63-летний Юрий Николаевич отметил, что проект повлиял не только на зрителей, но и на самих артистов. Ведь до съемок в культовой программе они находились в творческих поисках. “На моей физиономии никогда не запечатлевалось все тяжелое, больное, трагическое, что происходило в моей жизни. Считал, что это должно быть видно, когда начну работать. А оказывается первое впечатление, которое ты производишь на режиссера, важно. И вот с этим “ну что…” от режиссеров я прожил до 1993 года. Поэтому эта программа родилась из беды. А не от чувства юмора или желания веселить, стать знаменитым. Она родилась из желания объяснить самим себе: мы вообще артисты или нет? Мы вообще тем в жизни занялись?” — откровенничал Стоянов.

В YouTube-шоу “Ещенепознер” артист рассказал и о забавном случае, который заставил его на время отказаться от женских ролей: “Олег Басилашвили позвонил, когда “Городок” был на гребне успеха, и сказал: “Старик, что-то с девочками перебираешь. Понимаешь, у тебя форма важнее. Не в этом твоя сила. Много женщин играешь. Начал повторяться… Подумай”. Я не спал неделю! Устроил скандал Илюше Олейникову: “Не буду больше баб играть вообще! Почему я это делаю? Только потому что ты с усами! Сбривай на фиг усы, или я закрываю лавочку!”. Илюша, бедный, побрился. Когда я увидел его, это было страшное зрелище! Эта беспомощная детская губа, которую он прикрывал… Я понял, что если хотя бы три такие женщины появится в “Городке”, то мы потеряем аудиторию сразу. И сказал: “Отращивай на фиг”.