— Расскажи про общую атмосферу на съемках.

— Общая атмосфера была довольно свободная, и я сразу почувствовала себя хорошо, не было страха ошибиться. Была свобода играть, и я знала, что в случае чего меня поправят. Команда была очень профессиональная.

Сложно было сыграть в первый съемочный день последнюю сцену. Это тяжелая сцена, финал сериала. По сути мне надо было с самого начала сыграть самый конец, и это было сложно. Проблема в том, что ты с самого начала должна предвидеть финал, энергетика должна быть на максимуме и еще, конечно, сложно, потому что я пришла в новый коллектив.

— Расскажи немного, как выглядел съемочный день. Сколько длились съемки, как кормили?

— Всегда по-разному. Один раз у нас был очень длинный съемочный день, который длился более 12 часов. Это было очень тяжело, поскольку было много сцен, и снимаются они не по порядку, а вразнобой. И все время нужно держать во внимании, что вообще происходит, какое настроение у моего персонажа, какие отношения внутри семьи. Всегда нужно иметь под рукой сценарий. А кормили хорошо, никто не умер с голоду (смеется).

— Долго ли ты учила сценарий? В последний вечер перед съемками все удавалось выучить или начала учить уже за пару месяцев?

— Конечно, в профессиональных проектах учат сценарий заранее, и я начала учить его заранее. У меня еще была сцена, где довольно приличный текст на французском. Хоть я французский и знаю, но все равно это был новый опыт — говорить на нем на экране. Там же еще был текст, где надо по-эстонски говорить, и когда ты ковогришь по-французски или по-эстонски — это совсем другая концентрация. Как я обычно делаю: не зазубриваю текст, а придумываю, что я этим текстом делаю. Сценарий написан очень талантливо и с юмором.

— Главной темой сериала стал кибербуллинг. Изменилось ли твое отношение к этому вопросу?

— Я всегда относилась к этой теме с содроганием, во мне это вызывает большую грусть, и после съемок сериала я еще раз поняла, что надо больше интересоваться судьбой своих детей. Нужно быть вовлеченным, нужно пытаться быть другом, чтобы ребенок мог обратиться с любой проблемой.

— Скажи, когда ты смотрела сериал первый раз по телевизору, какие эмоции были, что понравилось, что не понравилось? Довольна ли своей игрой?

— Мне очень понравился трек, который звучит в начале сериала. По-моему, это какой-то местный рэпер, и он очень подходит именно под колорит и под ситуацию. У меня вообще позитивные эмоции от просмотра.

Я собой довольна и я считаю, что это заслуга многих людей: это и моя заслуга, и заслуга оператора, режиссера и, конечно же, гримера, костюмера.

— А как ты ответишь на такую критику, которую я слышала от некоторых зрителей, что получилось немного затянуто?

— Это не моя компетенция, но лично мне не показалось, что затянуто. Может людям так кажется, поскольку ситуации показаны с разных углов. Например, сцена тусовки в доме показана с разных точек зрения.

— Ты наверняка знакома с сериалами Нетфликс — российскими, американскими. С каким уровнем ты можешь сравнить наш эстонский сериал “В тихом омуте”?

— Я уже какое-то время снимаюсь в эстонском кино, и в этом процессе мне нравится, что оно переживает свои молодые годы. Есть ощущение большого будущего. Мне кажется, это некий молодой организм, который целенаправленно идет вперед.

— Как ты думаешь, для какой больше публики снимали сериал: для подростков, для родителей или для более старшего поколения?

— Я думаю, что сериал будет интересен как подросткам, так и их родителям. Здорово, что сериал двуязычный: возможно, в этом заключается интеграция. Также здорово, что делаем такие проекты, которые были бы интересны как для русскоязычной, так и эстоночзычной публики.

— Получали ли вы уже обратную связь? От кого больше приходят восторженные отзывы?

— Насчет обратной связи трудно сказать, поскольку сериал еще не закончился. Отзывов не так много. Но мне всегда приятно, когда меня хвалят мои коллеги, актеры — это всегда очень ценно.

— Что, по-твоему, должен понять зритель после просмотра и какие выводы сделать? Были ли у тебя ситуации, близкие героине?

— Я смотрю на эту ситуацию с позиции родителя, и я бы хотела, чтобы родители сблизились со своими детьми. Помню по себе, и хотела бы, чтобы молодые люди это тоже осознавали: когда ты заканчиваешь школу — это очень тяжелая пора в жизни. Я бы хотела, чтобы молодые люди понимали, что они могут ошибаться, обращаться за помощью, менять свою дорогу и решения. Мне кажется, что когда я была молодая, я не осознавала, насколько многогранна наша жизнь, и что я могу поменять свою дорогу еще хоть 100 раз.

— Так или иначе на пути попадаются алкоголь, сигареты, наркотики. Как ты считаешь, что нужно делать, если с этим сталкиваешься?

— Возможно, через это просто нужно пройти. Я думаю, что многие через это проходят, кто-то идет дальше, но плохо, что некоторые остаются в этом надолго. Для меня это некая ловушка, конечно: будучи молодым, ты хочешь попробовать все, но в этом нет будущего и нет никакой дороги дальше, это просто капкан.

— Вы снимали некоторые кадры в Кохтла-Ярве. Расскажи, понравилось ли тебе там сниматься?

— Я там не снималась, все мои сцены были сняты в Таллинне. В Таллинне и в Маарду нашли локации, которые похожи на Кохтла-Ярве.

— Какая площадка для съемки запомнилась больше всего?

— Мы снимали в очень красивом ресторане Fotografiska. Был ноябрь, и когда мы снимали сцену, вдруг пошел дождь, по всему периметру был очень красивый вид.

— Ты снимаешься не только в сериалах и кино, но и играешь на сцене Русского театра. Где тебе нравится больше всего?

— Я не намерена выбирать между театром и кино, потому что мне нравятся оба эти искусства. Я считаю, что они прекрасно друг друга дополняют. То, что ты можешь сделать в кино — этого не получиться сделать в театре, и наоборот.

— Какие будут пожелания нашим читателям?

— Смотрите наш сериал и будьте здоровы. А когда появится такая возможность, приходите обязательно в театр!