58-летняя Ингеборга Дапкунайте не делает замечания людям, которые неправильно произносят ее фамилию. По словам актрисы, ей попросту неловко кому-то указывать на ошибки, ведь многие уже привыкли к другому ударению. “Так вот вышло нечаянно. Наверное, в силу своей какой-то невинности и молодости мне было неудобно поправлять людей. Из-за этой дурацкой вежливости так вышло. Мама с папой думают: “Ну, раз люди не знают, как говорить, то не знают”, — заявила артистка в беседе с журналисткой Аленой Долецкой.

К слову, актриса никогда ничего не высказывает и коллегам по сцене. “Я считаю, что не имею право приходить к актеру и говорить: “А знаешь, играй по-другому!” Все по простой причине: когда репетируешь спектакль, то договариваешься, что будешь так играть, а не иначе. Если будешь слушать людей, которых даже невероятно уважаешь, то в голове будет каша. Мне интересно знать, что думают о моей игре, но у меня должен быть фильтр, потому что у меня есть своя задача. Я знаю, что всем понравиться не могу”, — подчеркнула Дапкунайте в проекте “Решайся!”.

Сейчас артистка много работает — она играет в Театре Наций. По словам Дапкунайте, ей невероятно повезло с партнерами. “Мерка одна — талант. У меня были очень даже талантливые коллеги. Моя проблема, что я реактивная. Один раз попросила у Балабанова роль, и он мне ее дал. Мы разговаривали о чем-то, он писал сценарий, я спросила, о чем он пишет, ответил: “Там ноги отрезают, жуть, там так ужасно, жестко. Ты такого не выдержишь”. В итоге он написал мне роль. Чтобы сняться у кого-то в кино, ты должен быть ему нужным. Для меня главное, чтобы я нужна была в проекте. Я не могу говорить: “Дайте, дайте роль!” Под какие-то роли я не подхожу, либо она мне не подходит. Одно из больших роскошей в профессии — это то, когда ты можешь выбирать роли, потому что очень многим актерам придется браться за все. Я позволяю себе эту роскошь”, — призналась Ингеборга.

Дапкунайте отметила, что она старается не реагировать на злые высказывания в свой адрес. Актриса проходит мимо негатива. “Прессу не читаю, критику тоже, потому что меня так научили. Я хочу некую чистоту выхода на сцену, это может быть глупо… Если я забываю, что в театре, то это самая большая награда для меня”, — заключила звезда.