Награду для Ефремова в эфире программы “Культурный код” на Радио “Комсомольская правда” ведущий Юрий Грымов обсудил с известным журналистом Михаилом Леонтьевым.

“Я считаю, что эта премия — очень удачный способ проявить человечность, милосердие и поддержать человека. Это не отменяет приговор, но меняет понимание того, как должно и можно жить, — высказался Леонтьев. — А почему люди так реагируют на эту номинацию? Давайте вспомним, что в цивилизованных странах, в России тоже, поменьше, правда, основным развлечением еще где-то 300 лет назад было хождение на публичные казни и, в основном, активное боление на этих самых казнях. Собственно, люди-то не меняются. Я не верю в нравственный прогресс человечества…”

Телеведущий заявил, что несмотря на тяжкий проступок, не считает Ефремова безнравственным человеком. Тем более, что это преступление артист совершил неумышленно, да еще и под градусом.

“Я думаю, что он все это очень тяжело переживает на самом деле. Преступная небрежность — это вещь, за которую человек должен отвечать. Но все-таки существует разница между преступной небрежностью и преступным умыслом. И наказание должно быть разным, — уверен Михаил Леонтьев. — Вообще эта идея, что состояние алкогольного опьянения является усугубляющим обстоятельством, оно же к правосудию никакого отношения не имеет. Это имеет отношение к борьбе с пьянством, предупреждением травматизма, жертв и так далее. Мы одна из немногих стран, где существует такое понятие. В Европе, например, состояние алкогольного опьянения не считается отягчающим обстоятельством”.

Гость программы посетовал, что приговор артисту оказался слишком суровым: 7,5 лет колонии общего режима.

“Существуют некая практика. И этот случай абсолютно аномален с точки зрения этой практики. Это не правосудие — как содержательно, юридически, так практически и морально, — заявил Леонтьев. — Но думаю, здесь прибавилось участие в процессе двух симметричных проходимцев, которые, сыграли, на мой взгляд, существенную роль в этом совершенно несправедливом и неоправданно чудовищном сроке. Это люди, которые называли себя адвокатами, коими они на сегодняшний момент, насколько я понимаю, все-таки не являются официально. Тем не менее, деятельность была и эта деятельность принесла результат. Они довели судью, а сами сейчас совершенно в шоколаде…”