“Представьте себе реанимационный устрашающий блок, где помимо кровати находятся различные приблуды, аппараты, столы и много всего скажем так действующего на психику. Там находится 2 стеклянные двери, одна в коридор, другая в соседний блок. Двери не закрываются. Ночь. Тишина. Бело-голубоватый свет”, — начинает рассказ Лера, будто дети у костра.

Тут-то все и началось: “Слышу — какая то возня. Поднимаю голову и вижу здорового мужчину, который тихо так открывает дверь из соседнего блока. Я напряглась, привстала и спросила, мол, не заблудился ли он. Мужчина, не обращая на меня внимания, тихо открывает дверь и идёт, шаркая тапочками, к моей кровати”.

Не каждый такое выдержит! Более подробное описание ночного гостя также не добавляет оптимизма: “Мужчина подходит к кровати, останавливается передо мной с улыбкой на лице и совершенно безумными глазами. Я опускаю взгляд и вижу кровь на его белой футболке. Кровь, которая просачивается сквозь его футболку”.

Тут-то ведущая и поняла, что надо хоть как-то действовать: “Медленно слезаю с кровати и двигаюсь в сторону двери (он за мной), по дороге рассматриваю, где лежат и лежат ли вообще ножи, скальпели и колюще-режущее предметы. Закрываю дверь (она стеклянная без замков) и мужик начинает, взявшись за ручку, ее пытаться открыть, с такой же улыбкой на лице и безумным взглядом”.

“Я не помню такого страха вобще, при том, что привезли меня по ходу из- за моей и так пошатанной психики, — признается Лера. — Ноги вата, руки трясутся, в голове кошмары. Представьте что я думала? Идёт чувак меня душить, убивать, ну или типа того. Аааааааа”.

К счастью, все завершилось относительно благополучно: “Дед оказался из соседней палаты, сдернувший с себя катетер и шатающийся по отделению. Вроде не в себе”.

У нас (да и наверняка у Леры) остался один вопрос: а если у “деда” такие походы в порядке вещей?