В YouTube-шоу Василия Конова Kon Off он вспомнил о большом скандале, разразившемся несколько лет назад, когда балерина Анжелина Воронцова заявила, что тогдашний худрук Сергей Филин оказывал на нее давление. Но тогда общественность встала на сторону Филина, не поверив ее словам. А вот Николай Цискаридзе, напротив, выступил в ее поддержку и, несмотря на то что Филин, по его признанию, был его кумиром, вступил с ним в конфронтацию.

“Мы сидели в одной раздевалке всегда вместе, очень много шутили. Мы были слишком близки. Когда началась эта история с Анжелиной, он мне посмел в лицо сказать: “Ты же мальчик умный, посоветуй ей, чтобы она определенные вещи совершила, чтобы у нее все сложилось”. При нашей степени близости, которую мы друг другу позволяли, когда вы сидите рядом с человеком бок о бок, знаете друг про друга все и даже больше, я ему сказал: “С сегодняшнего дня мне с тобой даже говорить противно”. Встал и ушел.

Я с ним после этого не разговаривал никогда. Я просто отворачивался и уходил, потому что мне можно в лицо сказать и сделать что угодно — но моего ребенка обидеть?

Я никогда не забуду слезы Анжелины, количество издевательств над Анжелиной, то, что он вытворял, как он ее добивался, как он не мог смириться с тем, что она не поддается”, — рассказал он.

По словам Цискаридзе, практика домогательств в Большом театре очень распространена: “Ни один человек не выходит на сцену без этого всего. И мальчики тоже. К сожалению… Однако открыто заявить об этом у молодых танцоров не хватает смелости. Понимаете, девочка одна сказала все честно — ее чуть не убили. Зачем? Они боятся жутко.

“Ой, этот Цискаридзе… Я в последнее время уже перестала его слушать, что-то надоел, — отмахнулась советская и российская прима-балерина Елена Рябинкина, которая с 1959 года танцевала в Большом театре, а по окончании карьеры стала педагогом. — Вы знаете, я сейчас так далека от театра, вышла на пенсию, занимаюсь детьми и ничего не знаю об этой проблеме…”

А вот Евгения Образцова, прима-балерина Большого театра с 2012 года, которой рукоплескали итальянский театр La Scala, Парижская Гранд-Опера, Датский королевский балет, Лондонский королевский театр Ковент Гарден и другие мировые площадки, не исключила харассмент в стенах театра, хотя и очень осторожно подбирала слава. “Я никогда не сталкивалась с домогательствами в стенах Большого театра, — поделилась артистка с kp.ru. — Возможно, я не самый осведомленный человек, редко вступаю в неформальное общение и занята исключительно работой и своей семьей. Как только репетиция или выступление заканчивается, я сразу спешу домой. Но я не исключаю, что кто-то мог столкнуться с такими проблемами. Театр — это богатый мир, в котором заняты самые разные люди… За себя могу сказать, что весь свой репертуар я станцевала без какого-либо блата: никому не платила, ни с кем не рассчитывалась. И все примы и премьеры, которых я знаю, получили свои роли заслуженно благодаря своему таланту”.

По словам примы-балерины, в конфликте Воронцовой и Филина никакого участия она не принимала и не помнит его подробностей. А про разоблачения Николая Цискаридзе артистка высказалась кратко: “Это его мнение, на которое он имеет право”.