Станислав Садальский поднял шумиху из-за грандиозных перемен на Новодевичьем кладбище, где в 2019 году была похоронена Галина Волчек. На могиле худрука “Современника” установили памятник режиссеру. Полтора года там были лишь простой деревянный крест и скромный черно-белый портрет артистки.

Теперь на месте захоронения Волчек появилась стела из белого мрамора с бронзовым бюстом Галины Борисовны. О появлении на могиле памятника объявила бывшая невестка усопшей звезды Татьяна Цыплакова.

Она пожаловалась, что о Волчек не вспоминает никто из коллег и руководства театра, где она проработала более 60 лет. “Позвонила, бывшая невестка Галины Борисовны Татьяна Цыплакова. “Как жаль, Стас. Открыли памятник моей любимой свекрови и никто об этом не знает. Ни актеры, ни в театре, который она боготворила, никто не в курсе””, — привел слова женщины актер.

По его словам, он ничуть не удивлен. “Ничего странного нет, как и нет уже “Современника”. Жаль, но такова театральная жизнь. Филатов говорил: “Все актеры — сукины дети, и их вполне можно понять. А что поделаешь? Тут уж, либо бросай свою подневольную профессию и лезь в шахту, либо становись шагающим по трупам экскаватором””, — добавил Садальский.

Он также отметил: “А как вам памятник. По мне — неудачно”.

Поклонники глазам своим не поверили. “Шок просто”, “Памятник ужасен!”, “Неужели родственники это одобрили?”, “Как надо было не любить Галину Борисовну, чтобы такое создать?”, “Очень неудачный получился, как две отдельные части, неподходящие друг другу”, “Совсем убрать памятник. Она такого не заслужила”, “Кто его сотворил? Она сама на себя не похожа”, “Мда… Такой величайшей фигуре, как Галина Борисовна, могли бы сделать и достойный памятник… А где же все? Гармаш, Бабенко?”, “Чудовищно”, — делятся фолловеры.

Можно, сказать, в защиту памятника высказалась Ольга Дроздова (хотя по факту она заняла нейтральную позицию): “Мне сложно обсуждать памятник, пока я не увидела его своими глазами: в ближайшее же время поеду. Сын Галины Борисовны Денис Евстигнеев видит свою маму так. И я с уважением отношусь к его выбору. В моей памяти, МОЯ Галина Борисовна — другая, и у каждого, кто ее знал, она своя”.