Оказывается, Собчак не понаслышке знает о так называемом репродуктивном насилии, так как подвергалась жесткому давлению со стороны матери Людмилы Нарусовой.

Брак против воли, принудительная беременность, так называемый контрацептивный саботаж (когда партнер подменяет контрацептивные таблетки плацебо или прокалывает презерватив, чтобы женщина забеременела после акта), высказывания родителей из серии: “Часики тикают!” — все это сегодня признано насилием над прекрасным полом. Активисты отстаивают право каждой потенциальной матери самой решать, когда она хочет родить наследника и хочет ли этого вообще.

Ксения Собчак, по ее словам, многие годы не задумывалась о материнстве, так как жизнь ее была полна работы, вечеринок и светских событий. Как рассказала телеведущая в фильме Ахмедовой, в молодости она и правда считала детей обременительными “гаденышами”. Кроме того, мать журналистки была так настойчива в стремлении стать бабушкой, что отбила всякое желание у дочери ей содействовать.

“Нужен ребенок, дай его мне и гуляй дальше… Может, я так долго и не рожала из-за слов матери”, — рассуждала Ксения.

Ее мнение изменилось только тогда, когда встретился мужчина, которому захотелось подарить сына. Так, в браке с Максимом Виторганом (уже расторгнутом) у Собчак появился мальчик Платон. Сейчас ребенок является для нее главной радостью.

“Самый счастливый момент был тогда, когда по анализам стало понятно, что это мальчик”, — призналась Ксения.

Однако о многодетности Собчак не мечтает. Хоть она и состоятельный человек, но воспитание и обучение Платона на достойном, по ее мнению, уровне влетает в копеечку. Как заявила Собчак в фильме Ахмедовой, лучше вырастить одного, но дать ему все самое лучшее, чем родить четырех и всю жизнь “пахать только на них”.