“Я, разговаривая с огромным количеством людей, наблюдаю как реагируют на эту фамилию. Либо восхищение, либо ненависть. Невероятный феномен, конечно. Мы хотим показать настоящего персонажа, героя сегодняшнего времени. Бузова не интеллектуал. Не музыкант. Не мыслитель. Не модель. Не дизайнер. Не Диана Вишнева и не Оксимирон. Она все вместе. Она по-своему цельная”, — рассуждает Бояков.

Культурный деятель уверен, что 35-летняя Ольга пользуется своими 15 минутами славы, как завещал Энди Уорхол. И подчеркнул, что в спектакле ей будет отведена не ключевая, но очень значимая роль певицы кабаре и корпоративов Беллы Шанталь.

“Смешная, вызывающая у всех усмешку. Но здесь есть очень интересный момент, второй уровень. Сюжет пьесы — некий перевертыш, в ней есть опереточная брошенная девица Белла Шанталь, персонаж, который становится шпионкой, Матой Хари — умной, хитрой. Она помогает главному герою, спасает Сталина. И возникает некое чувство, что эта смешная Белла — не такая уж смешная. Как русские юродивые”, — говорит Эдуард Владиславович.

Для Боякова было важно, что Ольга сама была готова к трансформации и преображению. Ведь несколько раз он уже выходила в различных антрепризах на разных сценах Москвы и Петербурга. Теперь же пришел черед попробовать себя на большой драматической сцене.

“У меня есть абсолютная уверенность, что это крутой содержательный ход: сегодня смысл там, где Бузова, как бы это не парадоксально звучало. В пьесе Шанталь приглашают именно к губернатору. И именно для того, чтобы показать определенный смысл: какой губернатор важный, модный, крутой. Это смысл времени — и того, а уж сегодняшнего и подавно. И выходит по Уорхолу: миром крутит условная энергичная Бузова. Крутит политикой, театром, кино, искусством. Миром, лишенным энергии. И пока она им крутит, становится человеком значительным”, — сообщает худрук МХАТа им. Горького.

Напомним, что в 1987 году МХАТ раскололся на два театр, причем оба считают себя наследником первоначального — основанного Станиславским и Немировичем-Данченко. Забавно, что в первые годы после раскола они даже назывались одинаково — “МХАТ им. Горького”. Позднее путаница была устранена — “историческое” название осталось за театром под руководством Татьяны Дорониной, а театр под руководством Олега Ефремова (а затем Олега Табакова) взял имя Антона Чехова. А в 2004 году из названия еще и было убрано слово “академический“ — и МХАТ стал МХТ. Бузову пригласили играть в “доронинском” театре, который в среде московской интеллигенции котируется ниже, чем МХТ.