— Антон, расскажи как создалась ваша группа Mess-Mend.

Группа Mess-Mend создана была в самом начале 92-го. История немного комическая и мистическая одновременно. С 90-го года мы были участниками одного коллектива, выступавшего с весьма наивными юношескими песнями. Это была некая ядрёная смесь попсы и русского рока.

И вот однажды на очередную репетицию не явился наш лидер. Нет, он не ушёл в запой, не выпрыгнул из окна и не улетел в космос. Он просто взял и исчез. Ну, 90-е, сами понимаете… Правда через год он нашёлся, но мы уже взяли название Mess-Mend, написали собственные песни на английском языке и были вполне готовы к новым свершениям в области жёсткой гитарной музыки. Попса и русский рок исчезли из нашего творчества без следа.

— Каково это было — работать в 90-е? Чем отличалась публика тогда и сейчас?

Скажу так: было стрёмно, но весело! Публики было много и она была очень благодарной. Попасть в нашем городе на живые выступления даже не самых известных групп европейского или мирового масштаба было практически невозможно. Что у нас было тогда из серьёзных мероприятий? Фестиваль Rock Summer. Не для всех он был доступен. Зато можно было хорошо оттянуться в какой-нибудь забегаловке с дешёвым пивом под рёв гитар самодеятельных рок-звёзд разной степени вменяемости. Золотое время, одним словом!

— Какие-нибудь жёсткие случаи были?

Каких-то экстремальных случаев в нашей концертной деятельности, пожалуй, не было. А вот в околомузыкальной жизни разные приключения случались довольно часто. К счастью, обходилось без серьёзных последствий. Если не принимать во внимание удавшуюся попытку вооруженного ограбления нашего коллектива пьяным охранником ночного клуба, рискованную игру в пятнашки на крыше 14-этажного жилого дома, а также массовую вспышку венерического заболевания в рядах нашей постоянной тусовки... Один случай стоит осветить подробнее. Однажды мы возвращались пешком после очередного концерта и, заблудившись в темноте, оказались на территории военной части. Поскольку с собой у нас были наши гитары в чехлах, выглядели мы со стороны как террористы. Нас, естественно, довольно грубо задержали и под дулами автоматов доставили на КПП, где проверили документы и отпустили. Кстати, похожую историю рассказывала Диана Арбенина, отвечая на вопрос откуда взялось название “Ночные снайперы”.

— Сколько вам платили в то время? Какой самый большой гонорар и где он был?

Правильнее было бы спросить, ЧЕМ нам платили. Поначалу стандартный гонорар был — ящик пива и еда. Деньги появились в качестве гонораров только в середине 90-х. Точных сумм не помню, скорее всего, были какие-то сотни эстонских крон. Во всяком случае, тысяч я не помню. Мы частенько играли на улицах города. Теперь это называется busking. Сотню крон в бойком туристическом месте легко набирали за 3-4 часа. Меняли мелочь на купюры в обменном пункте в вестибюле гостиницы “Виру” и шли в магазин. В магазине “Розовая пантера” мы брали за 40 крон литровую бутылку водки “Rossia” (причём Rossia именно так, через O) и на сдачу нехитрую закуску.

С деньгами произошёл забавный случай уже в середине 10-х годов, т.е. примерно через 20 лет после распада группы. Мы с женой путешествовали по Северной Америке. Наш план на день был — добраться из калифорнийской Санта-Барбары до города Лос-Оливос, рядом с которым располагается всемирно известное ранчо Майкла Джексона Neverland. Так вот, в этот день за завтраком я получил SMS с уведомлением о зачислении на мой расчетный счёт 66 евро и 16 центов от Эстонского Союза Авторов. Такой своеобразный привет из 90-х.

— Может вспомнишь самую странную вечеринку, где тебе приходилось выступать?

Таких было достаточно много. Например, в городе Тапа на фестивале, который происходил в местном доме культуры, перед выступлением я заглянул в мужской туалет. Там стояла живописная эстоноязычная компания девушек в кожаных куртках, в пирсинге и с цветными волосами. Я был несколько смущён, а они меня как ни в чём не бывало спрашивают: “Ты водку с нами пить будешь?”

Ночевали мы тогда на матах в спортивном зале местной школы. Среди ночи прибежал кто-то из музыкантов, отправившихся после концерта на покорение местных ночных баров. Он закричал: “Вставайте, там Васю бьют!” Бар, в котором “били” Васю располагался в подвале жилого дома. И Васю мы действительно нашли в этом баре, но он пребывал там в самом прекрасном расположении духа в окружении местных барышень.

— Кто у тебя любимые исполнители? Как ты относишься к современным звёздам: Моргенштерну, Дане Милохину, Даве и т.д.?

Скажем так: несмотря на то, что в России есть множество талантливых коллективов и исполнителей, к сожалению, никто из известных музыкантов в последнее время не производит на меня сильного впечатления. Возможно, мне просто не попадаются достойные внимания проекты, хотя сейчас как никогда дорога из андеграунда к конечному слушателю проста и коротка.

Что касается названных вами российских исполнителей, то среди них есть очень одарённые ребята. Та же Клава Кока не так проста, как кажется, или Нилетто. Однако, тренды шоу-бизнеса в настоящее время слабо коррелируют со степенью одарённости и мастерства исполнителей. Система больше напоминает бесконечную генерацию и эксплуатацию годного к монетизации хайпа.

Из эстонских исполнителей меня по-прежнему восхищают долгожители местной сцены — Smilers и Танель Падар. Также отношу себя к большим и преданным поклонникам литовской группы Freaks on Floor.

— Почему распалась ваша группа и зачем вдруг спустя столько лет вы решили воссоединиться?

Конечно, как мы знаем, все великие группы распадаются из-за денег. В нашем случае, видимо, мы не были настолько великой группой. Скорее всего, жизненные обстоятельства свились в тугой клубок. А молодости свойственно рубить сплеча.

А почему решили собраться снова? Видимо, по тем же самым причинам. Когда ты занят бесконечным распутыванием клубков жизненных обстоятельств, в какой-то момент понимаешь, что хочешь уделить время тому, чего ты по-настоящему хочешь и чего от тебя никто не требует, кроме твоей собственной души. И ты не можешь этого не сделать.
Таким образом мы и встретились снова, был восстановлен наш репертуар из 90-х, созданы новые аранжировки, сделаны записи с использованием современного оборудования.

— Какой город в Эстонии самый любимый?

Я бы не стал называть какой-то конкретный город самым любимым. По роду занятий я жил и работал подолгу во многих городах Эстонии. Хотя, пожалуй, я могу назвать одно из самых красивых мест, в котором я провёл почти полгода своей жизни. Это уездный город Rõuge. Прекрасное место, в котором живут прекрасные люди!

— Какую вашу песню вы посоветуете послушать? Почему?

Вы можете послушать весь наш альбом целиком. Первая композиция на нашем альбоме носит название Never Do The Same. В ней говорится о том, что не стоит влюбляться во что-то эфемерное. А композиция One рассказывает, что в жизни одно вытекает из другого, но важно хранить верность своей единственной настоящей любви. В нашем случае это музыка!

Альбом получился довольно разноплановым. Надеемся, что каждый сможет выбрать себе что-то по душе. Для этого достаточно посетить нашу страничку — fb.com/messmend