“Купе номер 6” — история про студентку из Финляндии, которая едет поездом Москва — Мурманск, чтобы сбежать от своей любви. В купе она знакомится с русским шахтером, с которым и сближается. Одну из ролей в фильме сыграла актриса Юлия Ауг, в школьные годы жившая в Нарве.

Мария Клюкина в съемках участвовала как второй ассистент режиссера. По ее словам, между всеми участниками съемочной группы сложилась очень хорошая атмосфера, даже несмотря на некоторые трудности, с которыми пришлось столкнуться во время съемок.

— Какое участие вы принимали в съемочном процессе?
— На этом фильме я была вторым ассистентом режиссера. Вся команда была примерно 30 человек, а нас из Эстонии пятеро. Режиссер, оператор, главная актриса, звуковик, и художник-постановщик были из Финляндии. Все остальные — ребята из Питера.

Как образовалась такая команда?
— Все началось в Эстонии, так как фильм написали эстонские сценаристы. Что касается российской команды — продюсеры всех трех стран, видимо, уже давно знакомы. Так как фильм должен был сниматься в России, то и решили, что лучше всего брать российскую команду.

Где конкретно проходили съемки?
— Съемки проходили в Петербурге. В Москве также должно было быть несколько съемочных дней, но так как в России начался локдаун, то и последние дни мы тоже снимали в Питере. А потом на поезде мы поехали в Петрозаводск, в Карелию, затем примерно неделю снимали в Мурманске, в Териберке.

Кто из эстонской съемочной команды оказывал наибольшее влияние? И как вы работали?
— В креативный процесс у нас входили: художник по костюмам Яанус Вахтра и художник по гриму Лийна Пихель. А я, первый ассистент режиссера Ральф и ассистент по костюмам Хенри — больше в техническую команду. Главным у нас был первый ассистент Ральф, работа которого состояла в том, что он руководил всей съемочной командой и съемочным процессом.

Есть ли какие-то случаи со съемок, которые больше всего запомнились? Как вообще это все происходило? Как проходило общение с актерами?
— С актерами общение было очень хорошее. Все началось с того, что между режиссером, оператором и главными актерами завязалась хорошая дружба. Потом подключились все остальные. Все, кто были не из Питера, жили в одном отеле, поэтому мы часто виделись и вне съемок. Также еще на несколько дней приезжала Юлия Ауг. Я и Ральф уже работали с Юлией на фильме “Товарищ ребенок”, поэтому мы были знакомы. С Юлией очень хорошо работать, она настоящий профессионал, у них с режиссером Юхо тоже завязалась хорошая дружба. С Юрой Борисовым они тоже знакомы. Между нами всеми сложилась очень хорошая атмосфера доверия, юмора и доброжелательности.

Юмор нас очень спас. Одна из самых запоминающихся историй случилась, когда мы были в Териберке и должны были снимать последний день. Но местные нам сказали, что надвигается шторм, и если мы не уедем завтра к 14:30, то мы останемся в Териберке еще на неделю, поскольку заметет все дороги и нам будет не выбраться. Мы на это отреагировали немного скептически: как можно прогнозировать шторм ровно на 14:30? За день до большого шторма был шторм небольшой. Ну как небольшой — ветер 30 метров в секунду. Мы снимали на берегу моря, у нас унесло огромную палатку. Мы просто не ожидали такого порыва, этот шторм обрушился буквально за минуты. Мы спрятались и думали, продолжать съемки или нет, поскольку сцена была как раз на берегу моря, и мы думали, как в такой снежный шторм вообще можно снимать. Сложность еще заключалась в том, что мы снимали на пленку, поэтому камера была очень чувствительна. Плюс у нас была съемка на стедикаме — это когда одевается такое обмундирование на оператора, которое само по себе весит 10 кг, плюс очень тяжелая камера. И нам надо было бегать по пляжу, где песок и снег, на котором даже без камеры очень трудно бегать. У нас снимались актеры, у которых, конечно, была зимняя одежда, но они были без перчаток и без шапки, потому что по сценарию им очень весело, они играют, а мы в то же время стояли в полном обмундировании, в теплой одежде, в подштанниках, в трех парах перчаток, и нам было холодно, мы никак не могли спрятаться от этого ветра.

Несмотря на то, что было трудно и холодно, всем понравилось, это одна из самых классных сцен в этом фильме. В итоге мы все-таки собрались уехать до 14:30 на следующий день, но когда должны были уезжать, подумали: ну выедем часа в 3-4... Однако к нам в два часа подошли местные ребята и сказали, что это не шутка, и если мы хотим выехать, то у нас осталось полчаса. Со всеми сборами и выездом мы все-таки немного припозднились, и всю дорогу замело просто за минуты. Мы практически выехали из Териберки, но поскольку примерно 60 км там проходят по снежной пустыне, где ничего нет, то мы действительно встали всем нашим караваном и ждали, пока из Мурманска приедет машина и будет разгребать этот снег. Машина ехала до нас медленно, солнце уже садилось... Мы надеялись, что все будет хорошо, но и нас потихоньку начинала охватывать паника, потому что если вдруг они не успеют, то нам пришлось бы ночевать на дороге. Но в итоге машина нам все расчистила, мы доехали до Мурманска и были счастливы.

Были ли спонсоры от Эстонии, которые как-то помогали?
— От Эстонии нас туда послала одна эстонская фирма, которая заботилась, чтобы у нас были билеты и визы. Мы приехали обратно в Эстонию за день до того, как закрыли границы с Россией, и уже не ходили ни поезда, ни автобусы. Нас из Питера довезли до российской границы, мы переходили ее пешком, на границе не было практически ни одного человека, а на эстонской границе нас уже встретил автобус той фирмы, который привез нас домой.

Ожидали ли вы, что выиграете что-то на Каннском фестивале?
— Ну чтобы Гран-при, наверное, нет, но так как Юхо уже за прошлый фильм получил на Каннах особый приз, мы понимали, что все-таки что-то им дать могут. Во время съемок фильма мы уже чувствовали, что он не останется незамеченным.

Что вы почувствовали, когда узнали о награде?
— У нас есть групповой чат в Ватсапе, и на тот момент, поскольку я была в деревне, я взяла телефон в руки только через час после того, как это произошло. В чате было очень много сообщений, поздравлений, все были очень рады. Юра Борисов написал, что очень хотел поговорить с Юхо, но до него невозможно дозвониться, потому что весь мир хочет с ним пообщаться.

Какова основная мысль фильма?
— Этот фильм снят по мотивам мемуаров финской художницы. Наверное, самая главная идея этого фильма в том, что с нами может случиться все что угодно и в любой момент. Надо воспринимать жизнь с открытыми глазами, ушами и объятиями, потому что мы никогда не знаем, когда судьба нам преподнесет какой-нибудь подарок.

Как думаете, обратят ли на Эстонию внимание после такого события?
— Я думаю, да, потому что на Эстонию уже обращают внимание. Чем чаще название Эстонии мелькает в разных кинокругах, тем лучше. К нам уже приезжает много зарубежных продакшенов, чтобы снимать фильмы, сериалы. И мы сами уже несколько лет производим множество финских, шведских сериалов. В последнее время приходят проекты также из Сербии, Англии, и других стран.