Васильева охарактеризовала русскую интеллигенцию как “неверующую, но гордую”, “совратившую народ”. “В шахты. Интеллигенцию в шахты. Это самое тяжелое, что есть. Простите меня, интеллигенция. Но сколько зла принесла интеллигенция, неверующая, гордая”, — добавила инокиня, бывшая когда-то актрисой.

Васильева добавила, что интеллигенция всегда пыталась изменить мир под себя и навязать свои правила, не обращая внимания на установки, которые идут из религии. “Это сродни сатанинскому началу”, — считает экс-артистка. “Могу представить, что скажет интеллигенция на эти мои слова. Но мне все равно”, — показала Екатерина оригинальную любовь к ближнему.\

Смысла жизни творческой интеллигенции сестра Василиса вообще не видит: “Я не знаю, зачем писатели пишут книжки, если эти книжки не о Боге? Зачем режиссеры снимают фильмы, если ненавидят Россию, зачем они здесь живут? За ними как за пастухом с дудочкой толпа идёт в ад. Пытайтесь разобраться, пока все не погибнете. Агрессивная среда нас окружают. Кто эти книжки читает? Это никому не нужно”.

Цель пострига Васильева объясняет просто — спасение души. Хотя и считает, что в ее случае это почти невозможно: “Ничего ужасней моей жизни не придумаешь. Я сама не знаю, почему еще живут так долго, почему меня Бог так долго задержал. Долго живу, потому что часто причащаюсь. Я еще хочу, что-то сделать, хочу помочь. Цель моя — спасение души. Мне очень хочется спастись, хотя шансов у меня очень мало. Мне так хотелось бы успеть отмолить свои грехи. Я плачу о всех неуверовавших, о всех, кто умер без причастия, о всех моих близких, партнерах, с кем играла на этой сцене. Я очень боюсь за них. Страшно и безумно жалко”.

А мечты Васильевой удивили и сына-священника: “Если бы я была президентом, я бы сделала православие государственной религией. И двинула туда — назад к ХV веку. Россия — это монастырь в планетарном масштабе”.