В “нулевых” врачи поставили Губину неутешительный диагноз — левосторонняя прозопалгия. Это неврологическая аномалия, из-за которой пациент мучается болевыми ощущениями по всему телу и, по словам самого артиста, “буквально гниет заживо”.

“Может быть, это последнее мое интервью еще с зубами, — грустно усмехнулся Губин. — Видите, я уже говорить не могу, уже шепелявить начал. Это я-то начал шепелявить! Какой позор… Я болею очень сильно, у меня зубы вываливаются, нижние уже вот-вот. Мне придется вставлять их и, значит, до конца жизни ходить со вставными зубами…”

По словам кумира девяностых, на врачей он спустил все свое состояние, когда-то заработанное концертами. Но ни причин болезни, ни эффективных методов лечения до сих пор не знает.

“Я не думаю, что это следствие стрессов. Возможно, причина в спортивных травмах, все-таки я в детстве и юношестве много занимался спортом. И травмы накапливались, — поделился Андрей Губин. — Первые боли я начал чувствовать с 16 лет. В 28 я уже написал песню “Я устал от небес вечной милости ждать”. В тот момент на самом деле уже было очень больно. И, к сожалению, с тех пор лучше не стало, только хуже. Я постепенно умираю, уже одной ногой в могиле. Но как бы я уже умираю-то спокойно. То есть мне не страшно. Я только хочу умереть побыстрее. Знаете, что мне не нравится? Не то, что у меня счастья не было. А то, что его уже не будет, вот это плохо”.

Однако, покой, о котором так мечтает “мальчик-бродяга”, пока так и остается мечтой.

“По отношению ко мне просто свинское отношение со всех сторон постоянно, — признался певец. — Я считаю себя великомучеником. Вот вы думаете, великомученики, они где-то там, Серафим Саровский или что-то такое? Вот перед вами великомученик, его зовут Андрюша Губин. Вы посмотрите на мои фотографии тогда и посмотрите на меня сейчас. Это ужасно, что со мной происходит. И меня постоянно стараются загнать в могилу все вокруг. Соседи, например. В моем доме ремонт на всех этажах идет уже два года. Стучат, сверлят, не дают писать песни — я вынужден был переехать. Пошел в спортзал заниматься — кто-то порвал мне кроссовки, потом пальто. Уехал из страны — сразу пишут, что я наркоман, что я спился, потерял облик. Не могу ни влюбиться, ничего. Я не говорю, что я воздушный ангел и все такое, но не надо из меня делать наркомана!”