“До 1968 года я с родителями жил в Праге, и там посмотрел один фильм о Бонде — “Голдфингер”. По-моему, это был единственный фильм бондианы, который показывали в социалистической Чехословакии, поскольку там не было советских шпионов, агентов и всего такого прочего. А Голдфингер — гнусный американский любитель золота, который хочет ограбить Форт-Нокс, так что никакой политики там не было”, — вспоминает Троицкий.

Критик отмечает, что для него бондиана интересна не как боевик: “Для меня как человека рожденного в 1955 году Бонд оказался таким же символом западного свободного мира, как The Beatls или Ro;;ing Stones, только они играли прекрасную веселую сумасшедшую музыку, а Джеймс Бонд изображал все то же самое, но в кино. Для меня, наверное, важным было, что эти фильмы показывали другую жизнь: все эти прекрасные отели, роскошные курорты, шикарные автомобили, красиво одетые люди, сексуальные женщины и так далее. Это меня привлекало больше, чем всякие драки, стрельба и так далее. Насилие я никогда не любил, а красивую жизнь любил очень даже”.

В чем успех Агента 007 и насколько он может быть востребован сейчас? “Я думаю, что Бонд стал уже символом, легендарным героем — как Геракл в Древней Греции или три мушкетера во Франции, — говорит критик. — Это герой мифа, а не просто детектив, как Перри Мейсон или Эркюль Пуаро. Он популярен по тем же причинам, что Супермен, Бэтмен и другие супергерои. Он тоже супергерой, но находится в более или менее реальных условиях. Есть, конечно, фильмы, вроде “Мунрейкера”, где события приобретают научно-фантастический характер, но в общем и целом это чуть приукрашенная, но все-таки реальность. И люди хотят Бонда. Особенно сейчас, когда человечество находится в самом отчаянном положении с тех пор, как Бонд появился. Тогда мир был несравненно более счастливым, чем теперь, потом стал еще счастливее, а где-то с 2000 года все покатилось вниз. И теперь, когда люди находятся в отчаянии по поводу коронавируса, терроризма, авторитаризма, климата, такие герои как Бонд очень радуют и успокаивают. Так что я думаю, что хоть и говорят, что эта серия будет последней, последней она будет с Крейгом, а история будет продолжаться, потому что человечество в Бонде нуждается больше, чем когда-либо”.

Что же до различий между актерами, сыгравшими Бонда, Артемий Троицкий считает, что многое зависит от вкусов, сценариев и режиссеров: Тимоти Далтон более трогательный, Роджер Мур скорее комичен, но и сами фильмы с ним ближе к пародии. “Самым сбалансированным, идеальным Бондом был Шон Коннери, так как в нем было все: и ирония, и сексуальность, и какая-то мужская лиричность”. Троицкий надеется, что в новой реальности, в которой вовсю идет новая холодная война, новый Бонд станет напоминать Коннери и будет более романтичным.