Сюжет

“Игру в кальмара” нередко называют смесью “Пилы”, “Королевской битвы” и “Голодных игр” (добавим также японский ужастик “Великая воля богов”) — и определенная логика в этом присутствует. По сюжету южнокорейского сериала 456 людей, погрязших в долгах, оказываются на закрытом острове, где становятся участниками смертельного шоу. Его правила достаточно просты: для победы нужно всего-то преодолеть шесть испытаний, за основу которых взяты популярные в стране детские игры: от перетягивания каната до “Тише едешь — дальше будешь”. Загвоздка заключается в том, что цена ошибка здесь максимально высока: неудача в любом испытании карается мгновенной смертью. При этом участие в шоу по сути является добровольным — его можно прекратить в любой момент между конкурсами, если большинство выживших проголосует против. Правда, с одной оговоркой: в этом случае они не получат приз в размере 45,6 млрд вон (примерно $40 млн), что, учитывая финансовые проблемы героев, для них не сильно лучше смерти.

Центральных персонажей у “Игры в кальмара” сразу несколько. Это и водитель Сон Ки Хун, ведущий жалкое существование из-за страсти к азартным играм и рискующий навсегда потерять родную дочь; и предприниматель Чхо Сан Воо, прогоревший на инвестициях до многомиллиардного долга; и воровка Кан Сэ Бек, беженка из КНДР, пытающаяся спасти семью от нищеты; и старик О Иль Нам, у которого рак мозга и которому уже нечего терять. Кроме того, на таинственном острове оказывается молодой полицейский Хван Чун Хо, незаметно для организаторов вклинивающийся в ряды стаффа, чтобы найти пропавшего брата-участника да и в целом разобраться, что здесь вообще происходит.

Создатель и актеры

Режиссером и сценаристом шоу выступил Хван Дон-хек — он наиболее известен по триллеру “Суровое испытание”, исторической драме “Крепость Намхансансон”, а также музыкальной комедии “Мисс Бабуля”, которая сначала стала одним из самых финансово успешных фильмов Южной Кореи, а затем была переснята в семи странах, включая Китай и Японию.

“Игру в кальмара” кинематографист задумал еще на заре карьеры, однако ему долгое время не удавалось претворить идею в жизнь (при этом изначально триллер должен быть стать полнометражкой): продюсеры не хотели вкладываться в проект постановщика, и свой бюджет он получил лишь в 2019 году от Netflix, вскоре после полноценного выхода стриминга на южнокорейский рынок.

Уже на финальной стадии разработки ему удалось собрать близкий к идеальному актерский состав из местных звезд: Ли Джон-джэ (“Домик у моря”), О Ен-су (“Весна, лето, осень, зима… и снова весна”), Ким Джу-рен (“Суровое испытание”) и Кон Ю (“Поезд в Пусан”). Но главным открытием и откровением стала корейская топ-модель Чон Хо-ен, ранее ни разу не снимавшаяся даже в эпизодических ролях, но сумевшая поразить критиков перевоплощением в мигрантку из КНДР — и это с учетом внушительного экранного времени. После выхода сериала на ее Instagram подписалось более 10 млн человек — до релиза у нее было 400 тыс. фолловеров.

Идея и причина успеха

Как рассказывал в интервью Variety сам Хван Дон-хек, он старался показать “аллегорию на современное капиталистическое общество”, перенеся актуальную для зрителя тему в интересные локации игры на выживание. Успех сериала он также объясняет мощной конкуренцией на родном для себя кинорынке, которая одновременно и повышает общее качество выпускаемых продуктов (“Оскар-2020”, где победили “Паразиты” его соотечественника Пон Чжун Хо, лучшее тому доказательство), и омрачает творческий процесс постоянным стрессом.

“Детища южнокорейской развлекательной сферы сейчас очень популярны во всем мире: BTS, “Паразиты”, “Gangnam Style” и так далее. При этом наше общество отличает конкурентность и напряженность, так как в небольшой стране вынуждены уживаться более 50 млн человек. Будучи отрезанными от Азии границей с КНДР, мы развили островное мышление, — говорит режиссер. — Из-за этого стресса мы всегда подсознательно готовимся к следующему кризису. В некотором смысле это является отличной мотивацией, заставляет нас задаваться вопросом о будущем. Но у такой конкуренции есть и побочные эффекты”.

В свою очередь исполнитель главной роли Ли Джон-джэ выделял главной причиной успеха уникальный сценарий: “Он включает в себя подробности проблем участников игры, а также то, почему им пришлось играть. Эти моменты медленно накапливались один за другим с первого эпизода, а затем эффектно “взорвались” в конце. Это отличает сериал от других проектов о выживании. Он был хорош с самого начала, еще в то время, когда был один лишь сценарий”.

Будет ли продолжение

Создатель “Игры в кальмара” Хван Дон-хек не исключает, что у девятисерийного шоу в будущем может появиться продолжение. Однако если это и произойдет, то не в ближайшее время — после успеха проекта он хочет сконцентрироваться на полном метре и пока далек от написания сиквела.

“Раньше я выпивал по полбутылки корейского ликера в день, чтобы творить. Но теперь я не могу себе этого позволить, — признается кинематографист. — Мне очень тяжело дался сценарий к сериалу, ведь изначально я задумывал проект как фильм. В итоге у меня ушло шесть месяцев на переписку лишь двух первых эпизодов. И сейчас мне утомительно думать о продолжении. Но если я им займусь, то не стану делать в одиночку, а найму команду сценаристов и режиссеров”.

При этом небольшие наработки у постановщика все-таки есть — по его словам, продолжение он хочет посвятить антагонисту Ведущему, персонажу, который является организатором смертельных игр.

Что касается Netflix, то в стриминге, естественно, настроены на сиквел — и в настоящий момент ведут переговоры с автором проекта.

“Мы не могли представить, что сериал станет настолько успешным во всем мире. Осознавали, что это будет лидирующее шоу в Корее, однако никто и предположить не мог, что оно добьется столь внушительного международного успеха”, — заявили Vulture представители сервиса.

Популярность

Игра в кальмара” вышла на Netflix 17 сентября — и всего за пару недель стала “вирусной”. По состоянию на 6 октября шоу являлось самым популярным в более чем 70 странах мира, включая Россию, при этом занимая как минимум второе место вообще во всех регионах, где доступно для просмотра. Кроме того, хэштеги #SquidGame разорвали тренды Twitter, Instagram и TikTok: общее число постов, связанных с сериалом, исчисляется миллионами. О своих эмоциях от триллера публично высказываются многие звезды, поздравляя создателей с грандиозным успехом. В их числе, к примеру, Джефф Безос — основатель Amazon, у которого, на секундочку, есть конкурирующий с Netflix стриминговый сервис.

“[Соучредитель] Рид Хастингс, [глава компании] Тед Сарандос и в целом команда Netflix делают все правильно. У них непростая стратегия интернационализации, но они заставляют ее работать. Впечатляет и вдохновляет. Мне не терпится посмотреть шоу”, — написал Безос в Twitter.

Восторгом от сериала с подписчиками также поделились актер Саймон Пегг, сфотографировавший в мерче “Игры в кальмара”, а сам каст проекта поучаствовал в шоу Джимми Фэллона.

Ожидается, что костюмы работников смертельного шоу из сериала, Ведущего и участников игры будут в числе самых популярных во время предстоящего Хэллоуина, — СМИ в свою очередь уже активно советуют, как нарядиться в персонажей максимально круто. В связи с этим растет спрос на предметы из “Игры” — например, продажи белых слипонов Vans после премьеры поднялись на 7800%.

При этом популярность сериала привела и к ряду неприятных эпизодов. Так, сам Netflix получил иск от корейского провайдера из-за резкого повышения трафика, а предпринимательница Ким Гил Ен, телефонный номер которой совпал с указанным на визитке организаторов смертельного шоу, стала ежедневно получать тысячи звонков и сообщений от неизвестных. Впоследствии из шоу убрали ее номер.