Виктор Коклюшкин был автором ярких юмористических зарисовок Ефима Шифрина, Евгения Петросяна и Клары Новиковой, а также писателем, сценаристом и самобытным артистом, выступавшим в “Аншлаге” и “Кривом зеркале”. Но так было не всегда, ведь Виктору Михайловичу пришлось сменить несколько профессий, прежде чем найти призвание.

27 ноября 2020-го артист отметил 75-летие, но до следующего дня рождения не дожил: сегодня прозвучала печальная новость о его кончине. В траурную дату вспоминаем неизвестные страницы биографии Виктора Коклюшкина.

Путь на эстраду


Виктор Михайлович родился в Москве в простой семье и уже в 15 был вынужден идти трудиться на фабрику слесарем, а параллельно учиться в школе рабочей молодежи. Помогая старшим коллегам чинить станки, юноша чувствовал себя нужным людям. Это ощущение испарилось после армии: демобилизовавшись, парень понял, что завод — не то место, где он хотел бы остаться на всю жизнь.

Коклюшкин сменил немало профессий, прежде чем занялся литературной деятельностью. Он был разнорабочим, корректором, комендантом в военкомате. В конце 60-х писатель начал вести колонку “Клуб “12 стульев”, а через несколько лет с его монологами уже выступал конферансье Москонцерта Евгений Кравинский. После учебы в полиграфическом техникуме и курсов ГИТИСа Виктор Михайлович получил диплом эстрадного драматурга.

Юмористические зарисовки Коклюшкина оценили такие артисты, как Евгений Петросян, Елена Степаненко, Клара Новикова, Владимир Винокур. Серия монологов “Алло, Люся” в исполнении Ефима Шифрина прославила на всю страну не только выступающего, но и автора. Сам же писатель впервые вышел на сцену в 38 в программе “Вокруг смеха”.

Впоследствии зрители удивлялись, почему он не сделал этого раньше: голос и манера речи сатирика запоминались мгновенно. Впрочем, Виктор Михайлович пояснял, что “неофициально” появился на экране еще в 1976-м, когда трудился в организации по охране и реставрации памятников культуры на Котельнической набережной: рядом располагался суд, куда он приходил вместе с археологами и искусствоведами поглазеть на академика Сахарова. Однажды Виктор Коклюшкин с коллегами попал в репортаж программы “Время”, представ там не в лучшем свете.

“Включил телевизор, а там текст: “Охочие до дешевых сенсаций журналисты и жалкая кучка отщепенцев проводят долгие часы у стен народного суда”. Конечно, меня отнесли ко второй категории, отщепенцам”, — иронизировал артист.

Разумеется, в дальнейшем о сатирике по телевидению отзывались исключительно в положительном ключе, ведь он написал целый ряд пьес и эстрадных программ, создал сценарии к передаче “Была зима” и фильму “Дядя Ваня и другие”, выступал в “Аншлаге”, “Кривом зеркале”, “Клубе юмора”. Кроме того, Коклюшкин стал автором более 10 книг повестей и романов, которые переводили и издавали в Венгрии, Польше, Болгарии и Германии.

В отличие от незадачливого мужа из авторских монологов, сам Коклюшкин завоевал репутацию образцового супруга, который всегда готов помочь второй половине по хозяйству. Но семейное счастье пришло к юмористу со второй попытки, ведь в первом браке он потерпел фиаско.

Предательство жены


Еще во время воинской службы Виктор Михайлович проникся чувствами к эстонке Любови Сэпп. “Ничего особенного: юноша встретил молодую прекрасно танцующую девушку, начали встречаться, потом она приехала в Москву и познакомилась с моими родителями, затем я — с ее близкими, поженились”, — кратко пояснял юморист.

В 1972-м у супругов родилась дочка Эльга. Чтобы прокормить семью, Коклюшкин трудился слесарем, а затем устроился корректором на “Диафильм”. Там у Виктора Михайловича появилась личная печатная машинка, с помощью которой он написал первые произведения для “Литературной газеты”. За пару строк сатирик получил почти пять рублей — большие деньги по тем временам. А дальше понеслось: должность выпускающего редактора, сотрудничество с радиоведущими и Региной Дубовицкой.

Казалось, жена должна была гордиться возлюбленным, стремительно идущим к успеху. Но когда Эльге было 10, супруга неожиданно вызвала Коклюшкина на серьезный разговор. “Говорит, мол, полюбила другого человека. Я отвечаю: ну, иди, я останусь с дочкой. А ей уходить некуда. Промурыжились, пришлось мне в итоге собрать вещи. Потом, конечно, были разговоры на повышенных тонах. В той квартире осталась моя мама, помогала растить дочку. По-моему, новый мужчина туда не пришел, но я уже не лез в чужую жизнь. Раз тебя не любят, что же тут поделать?” — откровенничал сатирик.

Супруги расторгали союз через суд, но и тут, как во всей биографии Коклюшкина, не обошлось без комичной ситуации. Во-первых, одна из народных заседателей оказалась начальницей сатирика из киностудии “Диафильм” и крайне удивилась, увидев Виктора Михайловича в зале. Дальше вошел майор с 30 курсантами, у которых был наглядный урок по бракоразводному процессу… Впрочем, решение по делу вынесли довольно быстро.

“Я поговорил с Эльгой, пояснил, что нам с мамой лучше разойтись, ведь если дальше продвигаться по минному полю — можно подорваться. Она все поняла”, — отметил юморист.

Борьба с зависимостью и новое счастье


А потом стало не до шуток и самоиронии. Развод дался сатирику нелегко: тоску он глушил алкоголем. Депрессия длилась несколько месяцев, а прикладываться к бутылке писатель продолжал, даже когда встретил на литературном мероприятии киноведа Эльгу Злотник и закрутил с ней роман. Впоследствии женщина вышла замуж за Коклюшкина и жестко разделалась с его пагубным пристрастием.

“Вторая жена сказала: “Если будешь так “справляться”, все закончится быстро”. Я понял, что задача поставлена, и начал лечиться. Было такое место в Москве рядом с Петровским пассажем, где записываешься под псевдонимом. Я сказал: “Пишите: “Герой”. Ходил туда в неделю четыре раза на уколы, воспрял, помолодел, выздоровел”, — подчеркивал артист.

Преодолев кризис, Коклюшкин сумел наладить и личную, и профессиональную жизнь. Во втором браке царила абсолютная гармония и взаимопонимание, да и разве могло сложиться иначе у супругов-единомышленников? Оба занимались литературой, хоть и разных жанров: Злотник была кинокритиком и писала романы о столичной интеллигенции, Виктор Михайлович стал известным сатириком. У пары родился сын Ян, который впоследствии отучился на художника-оформителя. Что же касается старшей дочери, то с ней юморист никогда не прерывал связи.

Эльга Сэпп получила профессию психолога, кроме того, работала моделью и снималась в клипах Влада Сташевского и “Ногу свело”. Однажды на съемках ролика “Крематория” девушка встретила Владимира Соловьева. Эльга не знала, что перед ней ведущий и журналист, Владимир в свою очередь не предполагал, что новая знакомая — дочь Коклюшкина. События завертелись очень быстро: уже на третьем свидании Соловьев сделал Сэпп предложение. В итоге влюбленные поженились, и у Виктора Михайловича появилось пятеро внуков — Даниил, София-Бетина, Эмма-Эстер, Владимир и Иван.

“Я редкий гость у них, — признавался сатирик. — Если бы жили через дорогу — был бы частым, но у детей четкий план, куча занятий. А передачи Соловьева я, если честно, не смотрю, ведь не занимаюсь политикой. Я слежу только, не напряженное ли у него лицо: единственное, что меня волнует, это не поругались ли они с женой. Вот такой я дурак, как-то хочется, чтоб у всех все было хорошо”.

О собственных семейных перипетиях Коклюшкин почти не говорит, но иногда его просят прокомментировать перемены в личной жизни коллег. Полтора года назад это вышло сатирику боком: слова о новой возлюбленной Евгения Петросяна Татьяне Брухуновой стали причиной скандала.

“Не подходит она ему. С Еленой Степаненко они с 1975 года бок о бок работали, на эстраде рядом должен быть надежный товарищ. Это то же самое, что в парном фигурном катании, если вдруг спортсмен вместо своей партнерши, олимпийской чемпионки, возьмет в пару обычную симпатичную девушку, — он не сможет работать”, — высказался Коклюшкин.

Вскоре Петросян подал заявление в прокуратуру, чтобы привлечь автора монологов к ответственности за оскорбление молодой супруги. По заключению Виктора Коклюшкина, произошла ошибка, и обвиняют его не за собственные высказывания. Дело в том, что во второй части материала издания, где публиковались мнения коллег Евгения Вагановича о Татьяне Брухуновой, приведены слова анонима, весьма грубые и резкие. “Я полчаса провел с Брухуновой, и меня все это время тошнило. Это такая гадость… Человек переполнен злобой, там одни антитела. Она неприязнь вызывает с первой фразы”, — гласит речь артиста, который предпочел не называть своего имени.

Виктор Михайлович предположил, что эти унижающие достоинство Татьяны фразы приписали ему. Сильно переживать сатирик не стал, ведь был уверен в собственной правоте и в том, что никого не оскорблял. Да и вообще конфликты чужды миролюбивому юмористу. “Я, конечно, могу позвонить ему. Но пока это не приходило мне в голову, — комментировал Коклюшкин. — Я отношений с Евгением Вагановичем не разрушал”.

Разумеется, страсти давно улеглись, и нет сомнений, что весть о смерти Виктора Коклюшкина вследствие острой сердечной недостаточности расстроила всех его коллег. В памяти близких и зрителей артист навсегда останется талантливым сатириком и благородным и прямолинейным человеком.