В Instagram Шульгина опубликовала пост, где рассказала обо всех “приключениях”. Выяснилось, что с заражением COVID-19 капельницы и постоянный врачебный контроль стали неотъемлемой частью ее жизни. Курс лечения был настолько серьезным, что на фоне приема лекарств развилась постоянная сонливость и нежелание что-либо делать. Очень скоро все переросло в настоящее посттравматическое стрессовое расстройство.

“Я не жила, а существовала. Боли в теле, неописуемая слабость, апатия, безразличие ко всему, включая любимых людей и творчество. Ходила в клиники, проверяла витамины, работу мозга, сосудов, а результаты — в норме. Делала процедуры традиционной и нетрадиционной медицины, тоже никаких улучшений. Все пожимали плечами. С каждым месяцем чувство страха нарастало, панические атаки дошли до своего пика, слезы текли ручьем, хотя я вообще не из плаксивых, а в душе пустота. Абсолютная!” — жаловалась дочь Валерии.

За помощью пришлось обращаться к психотерапевту и отоларингологу. Те настаивали на госпитализации, учитывая тяжесть общего состояния, но девушка решила остаться дома. Она регулярно ходила к психологу, употребляла антидепрессанты. Но если страхи подавить удалось, то проблемы со слухом не исчезли.

“Я не могу описать словами отчаяние, которое я испытывала, когда каждую секунду сравнивала остроту слуха здорового и глухого уха”, — заявила певица.

Она поблагодарила поклонников за теплые письма поддержки и добавила, что главный “ад” для нее все же закончился. Теперь дело за малым — следить за здоровьем и попробовать восстановить слух до конца.

Закладка
Поделиться
Комментарии