Произошедшее оказалось полной неожиданностью для звезды. Она пообещала уточнить причину запрета доступа и, на всякий случай, призвала поклонников проследовать за ней в другие социальные сети. “Мои хорошие, я пока только тут и в VK. Когда ты видишь, что моей Инсты реально нет — это другие ощущения, нежели когда тебе говорят, что ее не будет”, — подписала она в своих оставшихся социальных сетях.

Факт блокировки поющая телеведущая подтвердила видеозаписью в Telescope. “Если что, вы знаете, что я в Telegram и ВКонтакте. Надеюсь, что это просто какая-то ошибка, но если нет — вы знаете где меня искать”, — прокомментировала она.

А ведь меж тем 23 миллиона подписчиков — это не шутки. Что они не смогут лицезреть вою любимицу — это ещё полбеды. А что она лишена возможности зарабатывать с помощью Инстаграм — уже беда (по крайней мере, для неё самой).

К слову, агентство “Медиалогия” опубликовало результаты блокировки соцсетей. По ним можно судить и об эффективности блокировок, и о популярности соцсетей. Twitter потерял половину пользователей: было 2,6 млн, осталось 1,3. Facebook пережил блокировку легче и лишился примерно трети публики: было 9,6 млн, осталось 6,5. Инстаграм же и вовсе почти не заметил, что его заблокировали: из 39 млн пользователей “отвалились” всего 5 млн. С одной стороны, это больше, чем у Твиттера и Фейсбука вместе взятых. С другой, осталось-то абсолютное большинство!

Зато рады Telegram и VK. Число российских пользователей первого подскочило в полтора раза — с 31 до 45 млн, второй “прирос” “всего” 4 миллионами, но остался лидером со своими 50 млн. И относительно незначительно выросла аудитория “Одноклассников“ — возможно, потому что все, кто считает “вражеские” соцсети исчадием ада, и так сидели там.

Закладка
Поделиться
Комментарии