Звезда переживает за Украину, как за собственную родину, поскольку с ней у него связано много воспоминаний. Он не понимает, на каких основаниях русские солдаты обстреливают города, убивают мирных жителей и сеют ужас. Своими мыслями актер поделился с журналисткой Екатериной Гордеевой на ее YouTube-канале.

Как рассказал Смольянинов, у российских актеров за любые высказывания против кремлевской власти действительно есть риск потерять работу в театре и кино. Ранее он старался не выступать на тему политики, однако сейчас молчание — такое же преступление.

По этому поводу актер решил процитировать слова украинского музыканта и пародиста Андрея Данилко: “Он сказал, что ненавидит говорить о политике и не хотел бы, но он публичный человек и понимает, что должен. Вот и я должен. Пришло время”.

От себя артист также добавил: “Все изменилось. Кровь пролилась. Случилась катастрофа. Все рухнуло. Пепел, дым, вонь, слезы. Ужас. Просто ужас”.

Он рассказал журналистке, что его бабушка и дедушка по отцовской линии — киевские евреи, и вспомнил, как ругался с родственником из-за футбола. Актер признался, что считает родиной не определенную точку на карте с четкими границами, а эти самые воспоминания, накопившиеся за всю жизнь.

“Дедушка болел за киевское “Динамо”, а я — за московский “Спартак”… Я помню это ощущение чего-то очень родного и теплого. Какие-то выражения… “Нехай буде гречка, аби не суперечка”, — говорила мне бабушка. Все это было для меня родное. Как в фильме, который сегодня тоже совсем по-другому зазвучал: “Это все мое, родное. Всех люблю на свете я. Это родина моя”. Только правда, это была моя родина. Все вот это — была моя родина”, — прокомментировал знаменитость.

Смольянинов рассказал и о своих приключениях на западной Украине. Ему больно осознавать, что Россия пытается уничтожить и людей, и живописную природу.

“Когда я стал старше, я ездил с отчимом в Закарпатье в географические экспедиции. И все эти города я помню: от Конотопа до Чопа. Как мы ехали на поезде. Мукачево, Ужгород. Самое яркое воспоминание — это Синевир. Это все то, из чего я состою… Первый раз я там попробовал водку — чуть не помер. Меня отпаивали селяне марганцовкой… Первая любовь моя там, и ходил я с ними по утрам в горы пасти коров. Их папы и мамы собирали нам в банках картошку с чесноком. Это до сих пор моя любимая еда… Я был на самой высокой точке Украины, блин. Я был на горе Говерла… Я там был, я это видел. И говорить о том, что кто-то кого-то из-за русского языка, не русского… Это вообще какой-то бред. Никто никогда на это внимания не обращал. Я там научился на украинском разговаривать, сейчас уже забыл все, к сожалению. Но понимать их — понимаю. То есть это и в меня сейчас стреляют тоже. Нельзя молчать”, — подытожил кинодеятель.

Закладка
Поделиться
Комментарии