За последние десятилетия коммерческая анимация изменилась до неузнаваемости. Тем поразительнее рекорды, которые продолжает удерживать на протяжении всего этого времени „Король Лев“ — пик „ренессанса Disney“, пришедшегося на 1989–1999 годы.

В 1994-м он стал самым кассовым фильмом года и вторым по сборам за всю историю кино, уступив только вышедшему годом раньше „Парку юрского периода“. Со сборами, по совокупности приблизившимися к миллиарду долларов — 968 миллионов на сегодняшний день, — он долгие годы оставался лидером бокс-офиса среди всех полнометражных мультфильмов в истории — и продолжает занимать это место среди традиционно анимированных фильмов (абсолютный рекорд сегодня принадлежит трехмерному и анимированному при помощи компьютера „Холодному сердцу 2“ той же Disney). Но что важнее, „Король Лев“ не теряет свой популярности среди зрителей, подтверждение чему — неизменный успех одноименного мюзикла, многочисленные сиквелы, спин-оффы и ремейки.

Попробуем понять, какие именно факторы предопределили столь неординарный успех мультфильма.

Сюжет „Гамлета“

Даже многие поклонники „Короля Льва“ с удивлением узнают о том, что сценарий мультфильма основан на шекспировском „Гамлете“. Хоть интрига классической трагедии опознается без труда, сегодня большинство зрителей знакомится сначала с „Королем Львом“, где смысловые акценты расставлены совсем не по-шекспировски. Сюжет мультфильма остается в памяти как позитивная сказка о победе над злом, а не безнадежная притча о борьбе за корону.

Тем не менее история здесь рассказана та самая. Завистливый дядя (Клавдий, он же Шрам) коварно губит благородного короля (Гамлет-старший, он же Муфаса), чтобы сесть на трон самому и лишить принца (Гамлет, он же Симба) права на корону. Но принц, окрепнув и набравшись мужества, бросает вызов узурпатору. Финалы у двух историй, конечно, разные, как и участь заметно изменившихся Офелии (львица Нала) и Полония (птица-носорог Зазу). Но сходств больше, чем различий, есть даже явление призрака убитого короля.

Отсюда — столь поражающий и прельщающий аудиторию драматизм „Короля Льва“; многие вспоминают, что самой большой художественной травмой их детства была сцена гибели Муфасы. Любопытно, что первым за разработку мультфильма взялся Джордж Скрибнер (позже его заменили другие сценаристы и режиссеры), который в полнометражном „Оливере и компании“ уже пересказывал языком семейной анимации „взрослый“ текст — „Оливера Твиста“ Чарльза Диккенса.

Далее читайте на Meduza.

Поделиться
Комментарии