Еще в начале 2010-х женщинам в Саудовской Аравии запрещали водить, смотреть футбольные матчи на стадионе, а также путешествовать и ходить к врачу без разрешения мужчины-опекуна. Учиться они могли не всем профессиям, а работать — только в сферах, „соответствующих их природе“ (например, учителями или врачами). Из-за этого в стране официально работали всего 10% женщин. Однако восемь лет назад, в 2016-м, саудовский принц Мухаммед ибн Салман Аль Сауд запустил программу реформ Vision 2030. Одна из ее задач — обеспечить гендерное равенство. „Медуза“ рассказывает, как это изменило местное общество — и почему изменило не так, как многим хотелось бы.

Катализатором перемен называют Арабскую весну. После нее власти обратили внимание на проблему с трудоустройством женщин

„Тот факт, что женщинам разрешили работать в магазине, может показаться мелочью. Но для женщин в Саудовской Аравии это большой прогресс, — рассказывала в 2015 году редактор издания Asharq Al-Awsat Абир Мишхас. — Ситуация меняется не так быстро, как хотелось бы, но она все же меняется: за последние 10 лет мы увидели много изменений. Для женщин открылось много рабочих мест и сфер, о которых они раньше не могли и мечтать“.

Расширение прав женщин в Саудовской Аравии и правда происходит небыстро. Например, учиться в школе девочкам позволили только в 1960-х — и то лишь для того, чтобы лучше подготовиться к роли матери. А двадцать лет спустя, в 1980-е, благодаря инициативе представительниц саудовской элиты, женщинам стало доступно и высшее образование.

При этом вплоть до 2002 года женское образование контролировали консервативные религиозные структуры, видевшие предназначение женщин исключительно в материнстве. Это сказывалось на том, какие специальности женщины могли выбирать. Например, обучаться праву и инженерному делу им разрешили только в 2005 и 2011 годах соответственно.

Однако ни диплом, ни научная степень не гарантировали женщинам трудоустройства. В начале 2010-х около 60% всех выпускников университетов в стране составляли женщины — и работали лишь 15% из них. Вплоть до начала предыдущего десятилетия большинство работающих женщин трудились в госсекторе — например, были учительницами в школах для девочек. Первая в истории страны юристка смогла открыть свою практику лишь в 2013-м.

Что касается частного сектора, то до событий Арабской весны работа в нем — в сферах, не связанных с нефтью, таких как строительство, гостиничное дело и розничная торговля, — считалась непрестижной и оплачивалась гораздо хуже, чем госслужба. По большей части там работали приезжие — доля местных жителей в частном секторе держалась на уровне ниже 15%. И женщин среди них было меньшинство: 86% частных предприятий в стране в тот период нанимали исключительно мужчин.

Арабская весна сделала процесс трудоустройства женщин более активным. Хотя протесты 2010–2011 годов в Саудовской Аравии были не такими бурными, как в других странах региона, они все же встревожили власть. Король Салман ибн Абдул-Азиз Аль Сауд взял курс на снижение зависимости от иностранных сотрудников и сокращение безработицы среди молодежи.

В июне 2011-го правительство ввело квоты на местных сотрудников и запустило программу финансовой поддержки для тех, кто ищет работу. В первый же месяц к ней присоединились больше 500 тысяч женщин. Для многих из них правительственная инициатива стала долгожданной реальной возможностью трудоустроиться.

В тот момент в Саудовской Аравии по-прежнему действовали расплывчатые законы, по которым женщины могли работать только в сферах, „соответствующих их природе“, и не имели права занимать должности, „подвергающие их определенным рискам“. Но необходимость брать на работу больше саудовцев вынудила компании впервые в истории страны брать на работу женщин.

В результате к 2015 году женщины появились в штате двух третей частных предприятий. А их доля от общего числа саудовцев в частном секторе увеличилась почти втрое, достигнув 27%.

Запрет на вождение для женщин отменили, а полномочия опекунов сократили. Все это — часть реформы по сокращению нефтезависимости

Большая часть реформ, связанных с гендерным равенством, стала возможной после того, как в 2016 году наследный принц Мухаммед ибн Салман Аль Сауд запустил программу Vision 2030. Ее основная цель — диверсифицировать экономику страны и уменьшить ее зависимость от нефти. Одним из пунктов на пути к экономической устойчивости как раз стало повышение доли женщин среди работников — до 30% к 2030-му.

Восемь лет назад такая задача могла показаться чересчур амбициозной, однако властям удалось выполнить ее быстрее. По данным издания Le Monde, в некоторых сферах — например, в ресторанном и гостиничном бизнесе — количество женщин от общего количества сотрудников превысило 40%.

В последние годы число женщин, работающих вне дома в частных компаниях в Саудовской Аравии, продолжает расти. Так, в 2021-м их доля от всех работников в частном секторе составляла уже 33%. А по данным сайта LinkedIn, на конец 2023 года из 2,3 миллиона саудовцев, работающих в частном секторе, 40,8% — женщины.

Экономистка Дженнифер Пек рассказывает, что саудовские компании, как правило, не останавливаются на нескольких сотрудницах и со временем начинают стремиться к большему гендерному равенству при подборе персонала. В среднем за два года после заключения первого контракта с работницей количество женщин в частной фирме увеличивается до 20%. На аналогичные преобразования в США и Великобритании, по словам Пек, ушло около 50 лет.

Далее читайте на Meduza.

Поделиться
Комментарии