— Откуда вы?

Саша: Мы переехали в Эстонию из Москвы. Я родился в Йыгева, но спустя пару месяцев мы переехали в Таллинн. Потому что Таллинн — город большой и здесь большой выбор работы.
Миша: Я родился уже в Таллинне. Мы живем в Мустамяэ и каждый день ездим на тренировки в Тондираба.

Чем родители занимаются?
Саша: Папа программист — у него своя фирма, мама бухгалтер.

— Как вы жили? У вас была обеспеченная семья?

Миша: Не скажу что прямо очень обеспеченная, но и не было сильных финансовых проблем. Может, вначале было посложнее, когда мы только переехали с Йыгева и потом еще, когда с Сашей начали тренироваться, потому что много денег уходило. Очень дорого было коньки покупать, костюмы для выступлений и еще за тренировки платить.
Саша: Нас родители делили. На одной неделе у меня индивидуальная тренировка дополнительная, на другой неделе у Миши.

Получается, коньки и костюмы надо приобретать самим?
Саша: Сейчас уже нет Федерация помогает. Вначале, конечно, за все родители платили. Теперь платят только за тренировки.

Сколько стоят, допустим, коньки?
Саша: Мои коньки стоят сейчас 800-900 евро.
Когда мы с Мишей были маленькие, то мама сама шила нам костюмы — так дешевле выходило.

У вас было счастливое детство?

Миша: Да. Не было особо проблем с деньгами. Со сверстниками тоже общались.
Саша: Тоже все хорошо. Для нас родители делали очень многое.

Саша, ты когда закончил школу?
Саша: Я закончил школу в прошлом году. Мы вначале с Мишей учились в 52-й школе. (Таллинская Мустамяэская гимназия), а потом перешли в 53-ю среднюю школу.

А почему перешли?
Саша: Даже не знаю как лучше сказать… В 53-й школе к спортсменам лучше относятся.
Миша: У меня были очень хорошие отношения с одноклассниками в 52-й школе, но были некоторые учителя, с которыми были сложности. После соревнований сразу приходилось кучу всего делать.
Саша: С одноклассниками я тоже хорошо общался. Но они иногда говорили: “А что это ты пропускаешь занятия, а нам нельзя? Вот ты прогульщик!“ (смеется). А я им всегда отвечал: “Ну я же не просто так не прихожу на уроки, у меня же тренировки”.

Миша, опиши свой обычный день.
Миша: Я встаю и сразу же начинаются уроки. Они где-то до трех. Потом иду на тренировку. И на следующий день все то же самое. В субботу у нас тренировка обычно начинается в 9-10 утра. Потом — тренажерный зал. В воскресенье мы отдыхаем — это единственный день, когда мы можем отдохнуть.
Саша: Если Миша ходит на одну тренировку в день, то я хожу на две. Я приезжаю в Тондираба примерно около 11 утра и уезжаю с катка в 8 вечера. То есть, по сути я провожу весь день на катке. И еще хожу на эстонский и на вождение.

Вы, наверное, уже привыкли к этой нагрузке?
Миша: Я привык. Нужно научиться хорошо распределять время, чтобы все успевать, и чтобы оставалось время на отдых и на себя. Тяжело порой, но мы держимся.

Есть ли у спортсменов отпуск?
Саша: Да, летом на 10 дней можно отпроситься.

Саша, а почему ты после школы не пошел в университет?
Саша: Я сейчас поступил в Тартуский университет на физиотерапевта. И с сентября туда иду учиться. А сейчас пока думаю, как я буду на два города ездить. Я очень хотел обучиться именно на эту профессию, мне это очень интересно. Но даже не ожидал, что меня туда возьмут (смеется).
Миша: Я еще точно не уверен, но все же, думаю, сразу после окончания школы поступить в университет. Высшее образование — это очень важно.

Как у вас с языками? С эстонским?
Саша: Сейчас я его подтягиваю. У меня язык уже стал намного лучше. Мне еще тяжело интервью давать. Мне даже на русском всегда тяжело давать интервью. Как только включается камера, то я сразу все слова забываю. А на эстонском еще хуже (смеется).
Миша: У меня почти так же. С эстонским проблемы особенно на интервью — забываю слова. У меня вообще всегда проблемы с этим: я забываю слова и на русском, и на эстонском, и на английском. Мало практики, но английский у меня лучше чем у Саши.
Саша: Да, это правда!

Какие у вас недостатки?

Саша: Во-первых, я очень эмоциональный человек — хотя это и плюс и минус. Это мешает иногда на тренировках. Когда что-то не получается я начинаю психовать. Когда человек живет спортом и у него что-то не получается, мне кажется, проявление таких эмоций — это нормально. Возможно, конечно, было бы лучше, чтобы этих эмоций не было, потому что это действительно мешает тренироваться. Но что есть, то есть. Даже был случай, когда кто-то что-то мне просто сказал, а я сорвался на этого человека. Но со мной бывает такое очень редко. С другой стороны, если мне что-то не очень интересно, то я начинаю на это потихоньку забивать. Зато если интересно, то я прямо на все сто процентов в это вкладываюсь. Всей душой!

Миша: Я жуткий перфекционист. У меня должно быть все идеально. Даже у меня в комнате должно все по полочкам стоять. Я вообще очень спокойный человек и из-за этого очень закрытый и не особо общительный. Очень часто у меня бывает так, что я хочу сидеть один и ни с кем общаться. Я пытаюсь это преодолеть. Еще мне тяжело знакомиться с новыми людьми. Но и на льду я не такой раздражительный. Я свои эмоции вообще не показываю. У меня это все по-своему. Я держу все в себе.

В какой стране или городе были самые напряженные соревнования?

Миша: Вот в этом сезоне. У меня были проблемы со здоровьем, и очень сложно было на этих соревнованиях. Когда эти чемпионаты Эстонии были, я вообще к ним не был готов. Совсем никак не мог собраться.

Саша: Тяжело было, например, в Стокгольме. Первая короткая программа у меня пошла мимо. Я вообще чудом 24-м стал — благодаря американцу, который откатал еще хуже. Я очень плохо выступил. Мы там все прикалывались, что я прошел в произвольную программу с каскадом, в котором два прыжка были двойными, который у нас не разрешен в короткой программе. У нас обязательно должен быть тройной в каскаде.

Ирина Кононоваваш первый тренер?

Саша: Да. У меня с трех лет — она очень хороший и опытный тренер. Она не станет просто так орать. Бывает у очень многих российских тренеров, что они могут ударить своего ученика. Я это сам видел. У нас с тренером такого никогда не было. Она всегда поддержит. Она как вторая мама нам, но за дело может разве что накричать. У меня бывает такое, что если я на эмоциях и я могу тренеру что-то обидное в ответ сказать, но после этого я сразу пойду к ней и извинюсь. Она может обидеться, но быстро прощает. Она понимает, что я не специально — это эмоции.

Миша: Она не заставляет работать. Если ты хочешь, ты будешь работать. И ты сам будешь себя заставлять. Если ты не хочешь — не делай. А если хочешь, то тогда она помогает. Кричит за дело.

Саша: С детства у меня была эта мечта. Причем даже не просто попасть, а выиграть ее!

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Aleksandr Selevko (@aleksandrselevko)


Кто вас “заразил” фигурным катанием?

Саша: Евгений Плющенко и Алексей Ягудин. Они оба очень хорошие спортсмены. Они пример для меня. Раньше мы все вместе с семьей смотрели по телевизору “Звезды на льду”. И оттуда я тоже вдохновлялся.
Миша: Мне очень нравится из Японии Юдзуру Ханю. Мне все время говорят, что у нас с ним схожий стиль катания.

Почему ты как-то сказал, что Саша твой конкурент?

Миша: Потому что мы друг с другом соревнуемся, пытаемся друг друга обыграть. Я пытаюсь подтянуться до него, а он до меня. И ни у кого не получается уступить. Все хотят быть лучше. Допустим, мне нравится как у Саши получаются те или иные элементы, но когда я смотрю на свои, то мне не очень нравится.
Саша: Миша пытается за мной тянуться, и я не даю ему уступить это индивидуальный вид спорта. Каждый сам за себя. Я считаю, что соперничество помогает.

Миша: Да, каждый сам за себя. Мы поддерживаем друг друга, но каждый работает на себя. Допустим, если один хорошо откатал, а другой плохо, иногда не понимаешь, как себя вести. Ты как бы и рад, и расстроен одновременно.

А вы думали о парных катаниях?

Миша: Нет, я особо не думал переходить именно в танцы. Для пар я слишком хилый. Парное катание очень опасное. Там на такую большую высоту девушек поднимают и выбрасывают, там столько травм можно получить…

У кого-то из вас сейчас есть девушка?

Саша: Нет. Для меня сейчас спорт важнее. У меня сейчас нет времени на отношения. Я целый день на катке время провожу и не смогу уделять много времени девушке. Отношения к тому же очень отвлекают. Ну, например, может же быть такое, что поехал я на чемпионат мира — и тут мне начали выносить мозги. Многие тренеры говорят, мол, закончите со спортом — и тогда вступайте в отношения. Я сам понимаю, что от этого зависит состояние спортсмена на соревнованиях.

Миша: У меня есть девушка, и это мои первые отношения. Мы сейчас пробуем. Времени особо нет, очень плотный график. Нам бы побольше хотелось проводить времени вместе, но его просто не хватает. Мы недолго вместе, всего пару недель. Девушка меня младше и она не из фигурного катания.

Какую девушку ты бы себе хотел, Саша?

Саша: Целеустремленную, потому что мне кажется, что это один из важных факторов. Если человек хочет чего-то добиться в жизни, он должен к этому идти и отдаваться полностью. Абсолютно неважно, в какой области это осуществляется — в учебе или спорте.

А на что ты обращаешь внимание в девушках?

Саша: Ухоженность — это очень важно. Доброта, поведение в обществе, правильный образ жизни. Я просто сам не курю и не пью. Я бы хотел чтобы со мной жила девушка, которая тоже этого придерживается.

Ты разбиватель сердец?

Саша: Была ситуация, что мы расстались с человеком… Это были отношения на расстоянии. Мне тогда было 16 лет. Мы были вместе 8 месяцев. Тяжело было. Мы очень редко виделись. Она была из фигурного катания. Мы познакомились на сборах, она была из Украины. Мы просто обоюдно решили расстаться: оба поняли, что это ни к чему хорошему не приведет. И когда я последний раз приезжал, то у нас даже общих тем для разговоров не было.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Aleksandr Selevko (@aleksandrselevko)


Ты долго отходил?

Саша: Первые дни и недели было тяжело. Потом уже отошел.

А ты сейчас влюблен?

Саша: Нет. Нравиться мне может много кто. И переписываюсь много с кем. Но в моей голове нет конкретной девушки. На данный момент я свободен. У меня сейчас есть цель — нужно к Олимпиаде готовиться.

Когда ты узнал что ты проходишь на Олимпийские игры, какая была реакция?

Саша: Я был просто счастлив. Я был счастлив, еще когда я попал в произвольную. Потому что я настолько плохо откатал, что мы уже не рассчитывали, что я пройду. Когда же я узнал, что прохожу на Олимпийские игры, то сначала держался, но когда спустился к тренеру, то просто разрыдался от счастья. У меня такое впервые было.